Народничество

Определение слова Народничество по Ефремовой

Народничество — Общественно-политическое движение, объединявшее лиц, боровшихся за идеи крестьянской демократии и перехода России к социализму через крестьянскую общину (в Российском государстве во второй половине ХIХ в.).

Определение слова Народничество по Ожегову

Народничество — Общественно-политическое движение, проповедовавшее и пытавшееся осуществить идеи крестьянской демократии и перехода России к социализму через крестьянскую общину, минуя капитализм


Народничество Общественно-политическое движение, проповедовавшее и пытавшееся осуществить идеи крестьянской демократии и перехода России к социализму через крестьянскую общину, минуя капитализм

Народничество — описание в Энциклопедическом словаре

Народничество — идеология и движение разночинной интеллигенции в России во2-й пол. 19 в. Выступало против крепостничества и капиталистическогоразвития России, за свержение самодержавия путем крестьянской революции.Народничество — разновидность крестьянской, общинной социалистическойутопии. Родоначальники — А. И. Герцен, Н. Г. Чернышевский, идеологи — М.А. Бакунин, П. Л. Лавров, П. Н. Ткачев. Основные народнические организации1860-80-х гг. — ишутинцы, «чайковцы» (организаторы «хождения в народ»),»москвичи», «Земля и воля», «Черный передел», «Народная воля». Во 2-й пол.1880-х — 1-й пол. 90-х народничество переживало кризис, вызванныйразгромом «Народной воли». Возросло влияние либерального народничества (Н.К. Михайловский и др. публицисты журнала «Русское богатство»), но непрерывалась и революционная традиция (Группа народовольцев вСанкт-Петербурге, другие местные кружки и организации). Возрождениереволюционного народничества в кон. 1890-х — нач. 1900-х гг. (т. н.неонародничество) связано с деятельностью партии эсеров.

Определение слова Народничество по словарю Ушакова

НАРОДНИЧЕСТВО
народничества, мн. нет, ср. (истор.). Общественно-политическое движение радикальной интеллигенции второй половины 19 века, выражавшее интересы мелкого производителя, идеализировавшее крестьянскую общину, враждебно относившееся к марксизму и применявшее, как средство политической борьбы, индивидуальный террор, исключавший организацию массовой партии. Сущность народничества — представительство интересов производителей с точки зрения мелкого производителя, мелкого буржуа. Ленин. Идеализация крестьянина и его общины — одна из необходимых составных частей народничества… Ленин. …Народничество расплывалось в либерализме… Ленин….Марксизм у нас вырос и окреп в борьбе с народничеством (народовольчество и т. п.), как злейшим врагом марксизма, и на основе разгрома его идейных положений, средств и методов политической борьбы (индивидуальный террор, исключающий организацию массовой партии). О пропагандистской работе в ближайшее время (постановление ЦК ВКП(б), 1935 г.).

Определение слова Народничество по словарю Брокгауза и Ефрона

НародничествоТермин этот не имеет вполне точного значения. Возникнув в 1870-х гг., он употребляется в самых разнообразных смыслах. Так, в начале 1880-х гг., когда шла ожесточенная полемика между "либеральной" журналистикой и уличным патриотизмом, словом "народники" иногда обозначались представители грубого шовинизма и разнуздывания инстинктов толпы. Вместе с тем Н. часто употреблялось и употребляется как синоним демократизма и вообще интереса к народу. В обзорах новейшей русской литературы обыкновенно выделяют в одну общую группу "беллетристов-народников" и включают в нее как Глеба Успенского, так и Н. В. Златовратского, хотя они — представители весьма различных взглядов на народную жизнь. Самую кличку "народник" почти никто из наших писателей и публицистов за собой не признавал. Один только Каблиц-Юзов (см.) назвал свои взгляды "основами Н.", чем немало содействовал тому, что многие, по существу своих воззрений весьма близко подходившие к Н., протестовали против именования их народниками. В Н. Юзова было слишком много примирения с явлениями, возмущавшими гражданское чувство, а еще более отталкивали грубые нападки на интеллигенцию, обзывание таких писателей, как Н. К. Михайловский, А. Н. Пыпин и др., "либеральными будочниками" и т. д. После смерти Юзова и благодаря нарождению так называемых " марксистов", термин "народник" как будто опять оживает. Писатели, группирующиеся около журнала "Новое Слово" и главным теоретиком которых является В. П. Воронцов (см.), сами себя не называют "народниками", но и не возражают, когда их так называют другие. В лучшем своем смысле Н. должно быть признано весьма знаменательным явлением нашей духовной жизни. Великий раскол русской интеллигенции, происшедший в конце тридцатых и начале сороковых годов и разбивший русскую общественную мысль на два главных русла — западничество и славянофильство, — породил много партийной односторонности и мешал правильной оценке явлений русского духа и русской жизни. Так, Белинский пренебрежительно относился к народной словесности. так, с другой стороны, называя запад страной "святых чудес", славянофилы присоединялись к формуле "запад сгнил". Только в виде исключения люди одной партии не стеснялись брать из миросозерцания другой то, что оказывалось в нем верного: так, Герцен, ближе ознакомясь с западноевропейской жизнью, пришел к убеждению, что есть какая-то особенная русская народная психология, полная неотразимого обаяния и высоко оригинальная. 60-е годы были эпохой торжества западничества. Громкие триумфы естествознания, смелые завоевания свободной мысли, возрождение европейской демократии, оправившейся от неудач 1848 г., реформы, вводившиеся в то время у нас одна за другой — все это отодвигало на задний план наши национальные особенности, на первый взгляд столь серые и грубые. 70-е годы выдвигают на первый план беспредельное народолюбие, в специальном смысле любви к мужику. "кающиеся дворяне" (по меткому выражению Н. К. Михайловского) всецело посвящают свою жизнь на то, чтобы загладить перед мужиком вековую вину барства-интеллигенции. Начинается усиленное изучение разных сторон народной жизни, как теоретическое, так и практическое, путем непосредственного сближения. И по мере того, как изучалась народная жизнь, все крепло убеждение, что народная массастихия не инертная и не серая, а окрашенная в весьма определенный цвет и покоящаяся на устоях, вовсе не враждебных лучшим заветам европейской культуры. Страх, внушенный тем, что представители так называемой "официальной народности" всегда говорили от имени "народа", рассеялся, и вопрос о "самобытности" получил совсем новую постановку, несвободную от крайностей: народные "устои" (которыми теперь стали считать только общинное начало, артельное начало и брожение религиозной мысли) были не только признаны явлением достойным уважения, но прямо были поставлены выше духовных устоев интеллигенции. Особенно заметно сказалось новое отношение к народу как в количестве статей, посвященных народной жизни, так и в общем их направлении. Стремлением к идеализации народа отличалась в особенности "мужицкая беллетристика". За единственным исключением Глеба Успенского, все остальные "беллетристы-народники" — Златовратский, Нефедов, Наумов, Засодимский и др. — рисовали все или величавых Микул Селяниновичей, или деревенских Лассалей, или праведников всякого рода. В области теоретической мысли наиболее ярким выражением народнического настроения 70-х гг. был шум, поднятый по вопросу о "деревне". Небольшая статья в "Неделе" (1875) о том, почему литература пришла в упадок, подписанная никому не известными инициалами П. Ч. и принадлежавшая перу писателя (П. П. Червинского), никогда более не останавливавшего на себе внимания большой публики, создала целую литературу журнальных и газетных статей, долго и усердно разбиравших тезис статьи, что интеллигенция должна учиться нравственности у "деревни". В числе лиц, поддержавших это восторженное Н., оказался Кавелин, как раз тогда занимавшийся общинным землевладением. Через некоторое время еще более решительную поддержку оказала "деревне" известная исследовательница Ефименко (см.), показав высокий нравственный смысл многих начал, лежащих в основе русского обычного права. Приблизительно к этому же времени относится образование специальных комиссий в Географическом и Вольном Экономическом обществах для изучения обычного права, общинного землевладения, раскола, артелей и ряд работ (А. С. Посникова, П. А. Соколовского, В. Орлова, С. Я. Капустина, Якушкина, Пругавина, П. С. Ефименко и др.), посвященных научному констатированию замечательных "особенностей" нашей народной жизни. В этом виде русские "особенности" признавали и противники "деревни". Так, Н. К. Михайловский в обширных статьях, посвященных "деревне", указывая опасность и односторонность нового лозунга, вместе с тем энергично протестовал против того, что "к нам должна быть целиком пересажена "Европа". он же указал, что закон Маркса о трех фазисах экономической жизни есть закон исторический, выведенный из наблюдений над европейской жизнью, а не естественноисторический, и Россия, именно благодаря "особенностям" общинно-артельного духа русского народа, может и не пройти через капиталистический фазис. В 80-х и 90-х гг. развитию народнического настроения способствовали А. Н. Энгельгардт, с его увещаниями "сесть на землю", и Лев Толстой, с его опрощением, в основе которого лежит нравственное превосходство народа над образованными классами. Так называемый "экономический материализм" (см.) снова приковал внимание общества и литературы к вопросу об основных чертах русского народного быта и русского народного духа. Ср. Юзов-Каблиц, "Основы народничества". Михайловский, "Записки Профана" и "Литература и Жизнь" (в "Русском Богатстве"), Пыпин, "История русской этнографии". В. В. (В. П. Воронцов), "Наши направления" (СПб., 1894). Струве, "Критические заметки" (СПб., 1894). Волгин, "Обоснование Н. в трудах В. П. Воронцова" (СПб., 1 896). Южаков, "Социологические этюды" (т. II). С. Венгеров.

Значение слова «Народничество» по БСЭ

Народничество — идеология и движение разночинной интеллигенции, господствовавшие на буржуазно-демократическом этапе освободительной борьбы в России (1861-95) и отражавшие интересы крестьянской демократии. Соединяя радикальную буржуазно-демократическую антифеодальную программу с идеями утопического социализма, Н. одновременно выступало и против пережитков крепостничества, и против буржуазного развития страны. С момента зарождения в Н. наметились две тенденции — революционная и либеральная. В 60-80-х гг. революционные народники разными путями стремились к крестьянской революции. С середины 1880-х гг. либеральное Н., ранее не игравшее существенной роли, стало господствующим направлением. Н. исчерпало свою революционность и было идейно разгромлено марксизмом. С начала пролетарского этапа ведущая роль в освободительном движении перешла к рабочему классу во главе с марксистско-ленинской партией. В движении Н. участвовали представители многих национальностей России, идеология Н. своеобразно преломлялась в условиях различных национальных районов страны.
Н. в России — «это целое миросозерцание... Громадная полоса общественной мысли» (Ленин В. И., Тетради по аграрному вопросу. 1900-1916, 1969, с. 21). Оно оказало влияние на развитие литературы (Н. А. Некрасов, Г. И. Успенский, Н. Н. Златовратский и др.), живописи (Передвижники), музыки (композиторы «Могучей кучки»),
историографии (В. И. Семевский, А. Я. Ефименко и др.), экономической науки (Земская статистика) и др.
Идеология Н. Кризис самодержавно-крепостпической системы ускорил процесс буржуазно-демократических преобразований в России. В то же время в капиталистических отношениях передовых стран Европы выявились антагонистические социальные противоречия буржуазного общества. Буржуазно-демократические революции в этих странах вызвали разочарование передовой интеллигенции России. Начались поиски
«особых путей» социального переустройства страны.
Центральным звеном системы взглядов Н. явилась теория некапиталистического пути развития России, идея перехода к социализму через сохранение, использование и преобразование коллективистских начал сельской общины (см. Община, раздел Община в России). Подобная перспектива предусматривала ряд радикальных социальных мер: ликвидацию помещичьего землевладения, наделение крестьян землёй, установление демократического народного правления. Теория некапиталистического пути развития России была выдвинута в конце 40 — начале 50-х гг. родоначальниками народничества А. И. Герценом и Н. Г. Чернышевским. Идеи
«крестьянского социализма» активно пропагандировал Н. П. Огарев. «Вера в особый уклад, в общинный строй русской жизни. отсюда — вера в возможность крестьянской социалистической революции — вот что одушевляло их, поднимало десятки и сотни людей на геройскую борьбу с правительством»,
— писал В. И. Ленин (Полное собрание соч., 5 изд., т. 1, с. 271). В конце 60-70-х гг. теоретическим обоснованием идеи некапиталистического пути развития становится субъективная социология (П. Л. Лавров, Н. К. Михайловский и др.), которая движущей силой исторического прогресса провозглашала
«критически мыслящие личности», интеллигенцию. Последняя характеризовалась как носитель просвещения, нравственного сознания (идея «долга перед народом»), идеалов справедливого социального общежития. Данная концепция — осознанно или неосознанно — разделялась большинством деятелей Н. Возникшая как реакция передовой интеллигенции на обнаружившуюся в годы революционной ситуации 1859-61 неспособность крестьянских масс подняться на революцию, субъективная социология по своему социальному содержанию отражала революционно-демократические тенденции. Вместе с тем в теоретическом отношении она была несостоятельной, была проявлением идеализма и субъективизма, шагом назад по сравнению с взглядами Герцена и Чернышевского, В 80-х гг. в Н. получил развитие
«экономический романтизм» (В. П. Воронцов, Н. Ф. Даниельсон и др.), представители которого исходили из противопоставления типов экономической эволюции Западной Европы и России. Народники-экономисты стремились доказать бесперспективность капиталистического развития в России и необходимость перехода к
«народному производству» — некапиталистической индустриализации, артельно-общинному методу организации хозяйства. Будучи в целом ошибочной мелкобуржуазной теорией, «экономический романтизм» привлекал внимание общественной мысли к особенностям экономического развития России.
Политические воззрения Н., его стратегия и тактика социальных действий наиболее ярко представлены революционным Н. Оно совершило значительный шаг вперёд по сравнению со своими предшественниками — дворянскими революционерами, вступив в прямую борьбу с самодержавно-крепостнической системой, и обосновало программу этой борьбы. Народники стремились к организации крестьянской революции, обеспечению для народа
«земли и воли», уничтожению помещичьего землевладения. Они вели борьбу с либерализмом, исходили из примата социальной революции над политической, тесной связи демократических и социалистических преобразований. Отмечая начавшееся расслоение крестьянства, народники полагали, что буржуазное развитие деревни будет остановлено в результате победоносной революции.
Наиболее крупными идеологами революционного Н. в 70-е гг. были М. А. Бакунин, Лавров, П. Н. Ткачёв. Считая русского крестьянина «прирождённым» социалистом, Бакунин призывал молодёжь немедленно готовить народное восстание против трёх главных врагов: частной собственности, государства, церкви. Под его непосредственным воздействием в Н. сложилось бунтарское направление. Лавров считал необходимыми для организации восстания длительную пропаганду среди народных масс и обширную теоретическую и нравственную подготовку революционеров. Ткачёв обосновал политически-заговорщическое (якобинское, бланкистское) направление. Он исходил из того, что революция должна начаться с государственного переворота силами революционного меньшинства, которое после захвата власти вовлечёт массы в социалистическое переустройство. Эти идеи были приняты народовольцами (см. «Народная воля»),
дополнившими их положениями о необходимости переходного этапа на пути к социализму (установление демократической республики), а также обоснованием тактики террора против правительственных лиц. Заслугой народовольцев было преодоление во многом аполитизма своих предшественников, недооценки значения политической борьбы. Ленин подчёркивал, что
«Народная воля» стремилась «… привлечь к своей организации всех недовольных и направить эту организацию на решительную борьбу с самодержавием» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 6, с. 135). Вместе с тем Ленин указывал, что народовольцы
«…суживали политику до одной только заговорщической борьбы» (там же, т. 4, с. 372), что опыт истории революционного движения в России предостерегает от таких приёмов борьбы, как террор (см. там же, т. 6, с. 375). С середины 1880-х гг., по мере развития капитализма, роста рабочего движения в России, распространения марксистских идей, Н. постепенно уступает первенство в освободительном движении революционной социал-демократии.
Деятельность революционного Н. Истоки движения Н. относятся ко времени революционной ситуации 1859-61, когда под влиянием пропаганды «Колокола» и «Современника» демократическая интеллигенция впервые попыталась вести революционную работу в народе. Народнические и политические тенденции переплетались в деятельности тайного общества
«Земля и воля», наиболее активными членами которого были братья Н. А. и А. А. Серно-Соловьевичи, А. А. Слепцов и др. Первая «Земля и воля», возникшая под идейным воздействием и при непосредственном участии Герцена и Чернышевского, была крупнейшим объединением революционных кружков 1860-х гг. и первой попыткой создания всероссийской организации. Народнические тенденции получили дальнейшее развитие в деятельности Ишутинского кружка (1863-66), в котором сочеталась пропагандистская работа с элементами заговора. в среде ишутинцев родился замысел покушения Д. В. Каракозова на Александра II.
В условиях оживления демократического движения в 1869 С. Г. Нечаев пытался создать тайную заговорщическую организацию «Народная расправа», построенную на принципах неограниченного централизма, слепого подчинения рядовых членов неизвестным руководителям. Авантюризм Нечаева решительно осудили Маркс и Энгельс, члены Русской секции 1-го Интернационала, революционные народники в России. В противовес беспринципности
«нечаевщины» возникло общество чайковцев, в котором вопрос революционной этики стал одним из главных. Активными деятелями общества были М. А. Натансон, С. М. Кравчинский, С. Л. Перовская, П. А. Кропоткин, Ф. В. Волховский, С. С. Синегуб, Н. А. Чарушин и др. Чайковцы быстро перешли от революционной просветительской деятельности к подготовке
«хождения в народ», в среду крестьянского населения.
1870-е гг. явились новым этапом в развитии революционного демократического движения, по сравнению с 60-ми гг. неизмеримо выросло число его участников. Весной и летом 1874 началось массовое «хождение в народ», которое явилось первой проверкой идеологии революционного Н. Крестьянство не поддержало пропагандистов. к концу 1875 участники движения были арестованы и затем осуждены по
«процессу 193-х». «Хождение в народ» выявило организационную слабость народнического движения и определило необходимость единой централизованной организации революционеров. Попыткой преодолеть выявившуюся организационную слабость Н. явилось создание
«Всероссийской социально-революционной организации» (конец 1874 — начало 1875). В середине 70-х гг. проблема концентрации революционных сил в единой организации стала центральной. Она обсуждалась на съездах народников в Петербурге, Москве, в эмиграции, дебатировалась на страницах нелегальной прессы. Революционерам предстояло выбрать централистский или федеративный принцип организации, определить отношение к социалистическим партиям в др. странах.
В результате пересмотра программно-тактических и организационных взглядов в 1876 в Петербурге возникла новая народническая организация, получившая в 1878 назв. «Земля и воля». Её основателями и активными участниками были М. А. и О. А. Натансоны, А. Д. Михайлов, А. Д. Оболешев, Г. В. Плеханов, О. В. Аптекман, А. А. Квятковский, Д. А. Лизогуб, В. А. Осинский и др. Большой заслугой землевольцев явилось создание крепкой и дисциплинированной организации, которую Ленин назвал
«превосходной» для того времени и «образцом» для революционеров (см. там же, т. 6, с. 135). В практической работе «Земля и воля» перешла от «бродячей» пропаганды, характерной для 1-го этапа «хождения в народ»,
к оседлым деревенским поселениям. Разочарование в результатах пропаганды, усиление правительственных репрессий, с одной стороны, общественное возбуждение в обстановке назревания второй революционной ситуации в стране — с другой, способствовали обострению разногласий внутри организации. Большинство народников убеждалось в необходимости перехода к непосредственной политической борьбе с самодержавием. Первыми на этот путь встали народники Юга Российской империи. Постепенно террор становился одним из основных средств революционной борьбы. Вначале это были акты самозащиты и мести за злодеяния царской администрации. Слабость массового движения обусловила рост народнического террора. Тогда
«террор был результатом — а также симптомом и спутником — неверия в восстание, отсутствия условий для восстания» (Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 12, с. 180). В августе 1879 «Земля и воля» раскололась на две самостоятельные организации —
«Народную волю» (А. И. Желябов, А. Д. Михайлов, Квятковский, Л. Н. Тихомиров, Н. А. Морозов и др.), объединившую сторонников новой тактики политической борьбы, и «Чёрный передел» (Плеханов, Аптекман, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод, Л. Г. Дейч и др.), сохранивший исключительно пропагандистский характер.
«Народная воля» ещё более усилила выработанные «Землёй и волей» принципы централизации и конспирации. Организацию возглавил Исполнительный комитет (Желябов, Михайлов, Перовская, В. Н. Фигнер, М. Ф. Фроленко и др.), поставивший ближайшей своей целью изменение политического строя путём цареубийства. В 1880-1881 Исполнительный комитет подготовил 8 покушений на Александра II, завершившихся убийством его 1 марта 1881. Героическая борьба народовольцев сыграла значительную роль в русском революционном движении. Их заслугой было прямое выступление против царизма и переход к политической борьбе. Деятельность
«Народной воли» стала одним из важных элементов революционной ситуации 1879-80. Однако ошибочная тактика политического заговора, преобладание террористического метода борьбы над др. формами не могли привести к народной революции и неизбежно должны были кончиться крахом «Народной воли».
Попытки восстановить обескровленный после 1 марта Исполнительный комитет были парализованы провокацией С. П. Дегаева. Массовые аресты, завершившиеся серией судебных процессов 80-х гг. («Процесс 20-ти», «Процесс 17-ти», «Процесс 14-ти» и др.)
довершили разгром организации.
В середине 80-х гг. в революционном подполье наметилась тенденция к децентрализации (Молодая партия «Народной воли» (См. Молодая партия Народной воли)), к усилению работы в провинции. В 1885 в Екатеринославе собрался съезд южных народовольцев (Б. Д. Оржих, В. Г. Богораз и др.), пытавшийся объединить революционные силы на Ю. России. В конце декабря 1886 в Петербурге возникла
«Террористическая фракция партии Народная воля» (А. И. Ульянов, П. Я. Шевырёв и др.), программа которой, наряду с утверждением террористической борьбы, отразила влияние марксизма (признание капитализма в России фактом, а рабочего класса «ядром социалистической партии»).
Народовольческие и идейно близкие к ним организации продолжали действовать и в 90-е гг. В 1889-90 в Костроме, Владимире и Ярославле существовала революционная организация во главе с М. В. Сабунаевым. В 1891 в Петербурге образовалась
«Группа народовольцев», в Киеве — «Южнорусская группа народовольцев». В 1893-1894 «Социально-революционная партия Народного права» (М. А. Натансон, П. Н. Николаев, Н. Н. Тютчев и др.) стремилась объединить антиправительственные силы страны в политической борьбе с самодержавием. Развернули в 1890-х гг. работу и эмигрантские группы:
«Союз русских социалистов-революционеров» (Берн), «Фонд вольной русской прессы» (Лондон), «Группа старых народовольцев» (Париж) и др. Они ставили своей целью издание и распространение в России нелегальной литературы. По мере распространения марксизма в России народнические организации утрачивали господствующее положение. Лучшие демократические традиции революционного Н. в изменившихся условиях классовой борьбы восприняло новое революционное поколение, преодолевавшее ошибки и иллюзии предшественников.
Практическая деятельность революционных народников объективно способствовала вовлечению в освободительную борьбу российского пролетариата. Ленин указывал, что в 60-70-х гг. «… в общем потоке народничества пролетарски-демократическая струя не могла выделиться»
(там же, т. 25, с. 94). Народники рассматривали городских рабочих как часть крестьянства. Начало пропаганды демократической интеллигенции среди рабочих связано с организацией воскресных школ (1859-62), деятельностью ишутинцев, сближавшихся с рабочими в процессе создания производительских ассоциаций. Наиболее активная пропаганда народников среди городского пролетариата велась с начала 70-х гг. Чайковцы в Петербурге, Одессе и Киеве создали сеть рабочих кружков, где вначале проводили общеобразовательные занятия, а затем перешли к социальной пропаганде. Из числа рабочих вырастали пропагандисты (П. А. Алексеев, С. И. Агапов и др.), которые вели пропаганду на фабриках и заводах Москвы, Иваново-Вознесенска и Тулы. Вторая
«Земля и воля», «Народная воля», «Чёрный передел» организовывали рабочие кружки, выпускали прокламации во время стачек петербургских рабочих. Чернопередельцы издавали для рабочих и крестьян газету «Зерно» (1880-81), народовольцы —
«Рабочую газету» (1880-81). В 1880-х гг., когда рабочий класс России стал заметно активизироваться, народники, продолжая отстаивать террор как главный метод борьбы, значительно усилили пропаганду на фабриках и заводах, создавали боевые дружины из рабочих.
Но уже в 1870-х гг. наиболее передовые рабочие начинали выходить из-под влияния народнической идеологии и создавали свои организации — «Южно-российский союз рабочих» и «Северный союз русских рабочих»,
«… требовали политических прав народу, хотели вести борьбу за эти права, а русские социалисты ошибочно считали тогда политическую борьбу отступлением от социализма» (там же, т. 4, с. 245). Несмотря на ряд идейных разногласий, революционные народники и передовые рабочие в 70 — начале 80-х гг. выступали как союзники в борьбе против самодержавия, фабрикантов и помещиков.
Революционные народники были осведомлены о различных революционных теориях др. стран. Их привлекал опыт борьбы западноевропейского пролетариата, предполагалось, что европейское освободительное движение ускорит крестьянскую революцию в России.
Сильное влияние на развитие русского революционно-демократического движения оказал 1-й Интернационал. Большая заслуга в распространении его принципов принадлежала Русской секции 1-го Интернационала. Идеи Международного товарищества рабочих, интернациональных связей и единства мирового революционного движения распространялись народническими периодическими изданиями
«Вперёд!», «Работник», пропагандистскими брошюрами. «Русские социалисты, — писала в 1876 газета Вперёд!, — должны помнить, что они — одно звено в международном движении рабочих и должны употреблять все свое старание на то, чтобы их единомышленники разных стран видели в них именно товарищей в общем историческом движении».
В нелегальных народнических изданиях ставилась проблема интернациональных связей между трудящимися разных стран. Сильное влияние на развитие революционного движения в России оказала Парижская Коммуна 1871. По словам революционера и писателя С. М. Степняка-Кравчинского, с появлением Парижской Коммуны
«… русский социализм вступил в воинствующий фазис своего развития» (Соч., т. 1, М., 1958, с. 374).
Народники не понимали марксизма и считали его учением «западным», не применимым к России, но испытали на себе влияние марксизма, заимствовали его отдельные положения. Народники были первыми распространителями произведений К. Маркса и Ф. Энгельса на русском языке: в 1871 издали за границей
«Гражданскую войну во Франции», в 1872 — легально в Петербурге 1-й том «Капитала». Исполнительный комитет «Народной воли» сообщал в 1880 К. Марксу, что «Капитал» сделался настольной книгой образованных людей. Идеи Маркса излагались в пропагандистской брошюре
«Царь — голод», написанной народовольцем А. Н. Бахом. В начале 80-х гг. распространялся в подполье «Манифест Коммунистической партии».
Борьба марксизма с Н. В 80-90-х гг. Н. переживало серьёзный идейный и организационный кризис. В этот период преобладало либерально-народническое направление, действовавшее в легальной печати, земстве и пр. Его идейными выразителями стали сотрудники газеты
«Неделя» (Я. А. Абрамов и др.), выдвинувшие т. н. теорию «малых дел», В. П. Воронцов, публицисты журнала «Русское богатство» (С. Н. Кривенко, С. Н. Южаков, Н. Ф. Даниельсон и др.), руководимого Н. К. Михайловским. В обстановке идейного и организационного разброда народнического движения деятели либерального Н. проводили оппортунистическую, компромиссную линию, обращаясь с основными положениями Н. (наделение крестьян землёй за счёт помещичьих владений, критика буржуазных порядков и др.) к самодержавию как некоему
«надклассовому» арбитру. Это было мелкобуржуазным утопизмом и мещанским радикализмом, серьёзным отступлением от революционных традиций Н. В результате «из политической программы, рассчитанной на то, чтобы поднять крестьянство на социалистическую революцию против основ современного общества, — объективно выросла программа, рассчитанная на то, чтобы заштопать, улучшить положение крестьянства при сохранении основ современного общества»
(Ленин В. И., Полное собрание соч., 5 изд., т. 1, с. 272). Революционная практика опровергала народнические построения. В итоге произошёл исторический переход передовой интеллигенции в России к марксизму. Революционное демократическое движение в России пристально изучали К. Маркс и Ф. Энгельс. Приветствуя борьбу революционных народников против царизма, они вместе с тем критиковали мелкобуржуазные идеи русского утопического социализма.
С начала деятельности русские марксисты должны были приступить к радикальной критике теории и практики Н. Эту задачу начал решать Г. В. Плеханов. В трудах «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», «К вопросу о развитии монистического взгляда на историю»
и др. он подверг решительной критике с позиций исторического материализма все направления Н., теорию «самобытности» исторического развития Русского государства, вскрыл несостоятельность народнической концепции. Он показал, что будущее революционной России связано с рабочим классом, обосновал необходимость создания российской пролетарской, социал-демократической партии. Он нанёс Н. первые значительные идейные удары, но не сумел дать чёткого анализа классовых корней Н., его социальной почвы и исторической обусловленности. Это сделал в 1890-х гг. В. И. Ленин. В его работах
«Что такое друзья народа и как они воюют против социал-демократов?», «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», «Развитие капитализма в России» и др. были подвергнуты глубокому анализу экономические отношения в России, завершен идейный разгром народничества. Ленин создал марксистскую концепцию истории Н., вскрыл социальную, классовую сущность его. Он доказал антинаучный характер взглядов народников, в основе идеологии которых лежала субъективная социология, отрицавшая само понятие исторической необходимости. Ленин подчеркнул значение революционного Н. как предшественника русской социал-демократии. разоблачил либеральных народников как мнимых
«друзей народа», утративших революционные традиции. Он показал, что Н., бывшее в своё время прогрессивным общественно-политическим явлением, к 90-м гг. стало теорией реакционной. Разоблачая идеологию Н., Ленин способствовал утверждению марксизма в российском революционном движении.
Преемниками Н. стали «социалисты-революционеры» — Эсеры, оформившиеся в партию в 1902 в результате объединения народнических групп и кружков.
Б. С. Итенберг.
В начале 20 в. в процессе нарастания буржуазно-демократического и антиколониального национально-освободительного движения в азиатском и латиноамериканском регионах возникли идеологические течения, близкие русским Н. Их лидерами были Сунь Ят-сен в Китае и др. В статьях
«Демократия и народничество в Китае» и др. В. И. Ленин писал о закономерности родства Н. и суньятсенизма, высказывая при этом мысль о возможности возникновения подобных идеологических форм «… в целом ряде азиатских государств…» (там же, т. 22, с. 120).
Тенденции Н. в какой-то степени характерны для современных социальных учений и воззрений ряда стран «третьего мира». В этих учениях в разной форме и с различной политической направленностью представлены идеи, родственные рус. Н.: критика буржуазной действительности с точки зрения мелкого производителя. определение крестьянства как ведущей социальной группы общества, а интеллигенции как лидера социального движения и др. Идеологиям развивающихся стран, как и русским Н., присущи идейная противоречивость, многообразие мировоззренческих позиций, различие политических ориентаций — от либерально-буржуазных до революционно-демократических. К. Маркс и Ф. Энгельс, а позднее В. И. Ленин указывали на возможность некапиталистического развития для молодых стран при условии поддержки их рабочим классом и социалистических революций в развитых странах. Критикуя утопические мелкобуржуазные представления, уклонения в сторону национализма и буржуазного либерализма, встречающиеся в современном национально-освободительном движении, коммунисты в то же время поддерживают его революционно-демократические силы, выступающие в борьбе с международным империализмом за некапиталистический путь развития, за социальный прогресс.
В. Г. Хорос.
Источн.: Государственные преступления в России в XIX в. Сб. из официальных правительственных сообщений, т. 1-3, Штутгарт — Париж, 1903-05. Революционная журналистика семидесятых годов, Париж, 1905. Чёрный передел. Орган социалистов-федералистов, М. — Л., 1922. Автобиографии революционных деятелей русского социалистического движения 70-80-х гг., в кн.: Энциклопедический словарь
«Гранат», т. 40. Литература партии «Народная воля», М., 1930. Архив «Земли и воли» и «Народной воли», М., 1932. Народническая экономическая литература, Избр. произв., М., 1958. Революционное народничество 70-х гг. XIX в. Сб. документов и материалов, т. 1-2, М. — Л., 1964-65. Агитационная литература русских революционных народников. Потаенные произведения 1873-1875 гг., Л., 1970.
Лит.: К. Маркс, Ф. Энгельс и революционная Россия, М., 1967. Маркс К., Конспект книги Бакунина «Государственность и анархия», Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 18. Энгельс Ф., Эмигрантская литература, там же. Ленин В. И., От какого наследства мы отказываемся?, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 2. его же, Гонители земства и Аннибалы либерализма, там же, т, 5. его же, Две утопии, там же, т. 22. Плеханов Г. В., О социальной демократии в России, Соч., т. 9. его же. Утопический социализм XIX в., там же, т. 18. Богучарский В. Я., Активное народничество семидесятых годов, М., 1912: Общественное движение в пореформенной России. Сб. ст., М., 1965. Козьмин Б. П., Русская секция Первого Интернационала, М., 1957. его же, Из истории революционной мысли в России, Избр. труды, М., 1961. Левин Ш. М., Общественное движение в России в 60-70-е гг. XIX в., М., 1958. Крикунов В. П., Революционные разночинцы на Северном Кавказе, Нальчик, 1958. Будак И. Г., Общественно-политическое движение в Бессарабии в пореформенный период, Киш., 1959. История русской экономической мысли, т. 2, ч. 1-2, М., 1959-60. Бахтадзе В. С., Очерки по истории грузинской общественно-экономической мысли (60-90-е гг. XIX ст.), Тб., 1960. Ткаченко П. С., Революционная народническая организация
«Земля и воля», М., 1961. Троицкий Н. А., Большое общество пропаганды 1871-1874 гг. (т. н.«чайковцы»), Саратов, 1963. его же, «Народная воля» перед царским судом 1880-1891, Саратов, 1971. Виленская Э. С., Революционное подполье в России (60-е гг. XIX в.), М., 1965. Итенберг Б. С., Движение революционного народничества, М., 1965. Антонов В. Ф., Революционное народничество, М., 1965. Волк С. С., Народная воля, 1879-82, М., 1966. Гинев В. Н., Народническое движение в Среднем Поволжье, М. — Л., 1966. Седов М. Г., Героический период революционного народничества, М., 1966. Филиппов Р. В., Из истории народнического движения на первом этапе
«хождения в народ» (1863-1874), Петрозаводск, 1967. В. И. Ленин и русская общественно-политическая мысль XIX — начала XX века, Л., 1969. Твардовская В. А., Социалистическая мысль России на рубеже 1870-1880-х гг., М., 1969. Захарина В. Ф., Голос революционной России, М., 1971. Хорос В. Г., Народническая идеология и марксизм, М., 1972. Самбук С. М., Революционные народники Белоруссии (70 — начало 80-х гг. XIX в.), Минск, 1972. Широкова В. В., Партия «Народного права».
Из истории освободительного движения 90-х годов XIX в., Саратов, 1972. Малинин В. А., Философия революционного народничества, М., 1972. Рудько Н. П., Революцiйнi народники на Укра&#x457.нi (70-тi роки XIX ст.), Ки&#x457.в, 1973. Хорос В. Г., Проблема
«народничества» как интернациональной модели идеологий развивающихся стран, «Народы Азии и Африки», 1973, № 2. его же, «Народничество» на современном этапе национально-освободительного движения, там же, № 3. Пантин И. К., Социалистическая мысль в России: переход от утопии к науке, М., 1973. Народничество в работах советских исследователей за 1953-1970. Указатель литературы, сост. Крайнева Н. Я., Пронина П. В., М., 1971. См. также лит. при статьях о народнических организациях, периодич. изданиях, процессах и биографич. ст. о деятелях Н.

РубрикиН