Что такое - Агностицизм

Что такое Агностицизм

Определение слова Агностицизм по Ефремовой

Агностицизм — Философское учение, отрицающее возможность познания объективного мира, его сущности и закономерностей, ограничивающее роль науки познанием лишь явлений, доступных чувственному опыту.

Определение слова Агностицизм по Ожегову

Агностицизм — Идеалистическое философское учение, отрицающее возможность познания объективного мира и его закономерностей

Агностицизм — описание в Энциклопедическом словаре

Агностицизм — (от греч. agnostos — недоступный познанию) — философскоеучение, отрицающее возможность познания объективного мира и достижимостьистины. ограничивает роль науки лишь познанием явлений. Последовательныйагностицизм представлен в учениях Дж. Беркли и Д. Юма.

Определение слова Агностицизм по Религиозному словарю

Агностицизм — Идеалистическое философское учение, утверждающее, что для человеческой души невозможно познание как сверхчувствтвенного, так и объективного мира и его закономерностей, достижимость истины и, следовательно, невозможно богопознание. Всякое познание, по мн

Определение слова Агностицизм по словарю Брокгауза и Ефрона

Агностицизм — философское учение, утверждающее, что мы не можем ничего знать о действительной сущности вещей. Этот термин был введен Гексли в философию. он применяется к Спенсеру (агностический монизм), позитивистам, Канту и философам, приходящим к агностическому воззрению на основании относительности знания (Гамильтон). См. Теория познания.

Значение слова «Агностицизм» по БСЭ

Агностицизм (от греческого бgnostos — недоступный познанию)
философское учение, согласно которому не может быть окончательно решен вопрос об истинности познания, получена объективная характеристика окружающей человека действительности. Диалектический материализм, признавая объективность мира, признает и его познаваемость, способность человечества достигать объективной истины.
Позиция А. разделялась в истории философии представителями идеализма (в особенности субъективного), а в некоторых случаях, — и материализма. Это обстоятельство служит в диалектическом материализме основанием для выделения вопроса о познаваемости мира в качестве второй стороны основного вопроса философии.
Термин «агностицизм» введён английским естествоиспытателем Гексли в 1869, однако выражение позиции А. можно обнаружить уже в античной философии, в частности у Протагора, софистов, в античном Скептицизме. Первоначальные формы А. возникли в связи с обнаружением несовершенства, изменчивости знания. Это особенно относилось к проблеме первоначальных оснований всего сущего: уже на ранних ступенях развития философии было предложено большое количество вариантов картины мироздания, каждая из которых опиралась на свой особый набор таких первоначал или на одно из них. но ни один из вариантов не обладал достаточной логической убедительностью. Осознание этого факта и породило скептицизм, а его крайней формой выступил А. — принципиальное отрицание возможности проникновения разума в подлинную суть вещей.
Наиболее последовательно в истории философии А. проведён в системе Юма. Утверждая, что единственным источником познания является Опыт, Юм исходил из невозможности подвергнуть его проверке, а отсюда следовала, по его мнению, и невозможность установить адекватность между данными опыта и объективным миром. Например, понятие причинности возникает как результат многократного повторения следования одного явления за другим. Обобщая эту повторяемость, мышление делает вывод о существовании причинно-следственной связи между соответствующими явлениями. Однако в действительности, полагал Юм, такой вывод есть лишь продукт мышления. Аналогичным образом и всё познание имеет дело лишь с опытом и принципиально не может выйти за его пределы, а потому не может судить о том, каково отношение между опытом и реальностью.
Точка зрения Юма и его предшественников явилась своеобразным выражением понимания того, что познание не есть простое копирование действительности, а является сложным процессом освоения объекта субъектом, причём в этом процессе многое определяется творческой активностью субъекта. Но если у Юма этот тезис получил скорее негативное выражение, то Кант сделал важный шаг в раскрытии его позитивного содержания. Положив в основание своей теоретико-познавательной концепции резкое разграничение
«вещи в себе» (которая недоступна познанию как таковая) и «вещи для нас», т. е. фактически приняв позицию А., Кант использовал это разграничение как отправную точку для анализа внутренней активности познающего мышления. Отсюда возникла его постановка вопроса об условиях познания, в том числе и условиях самого опыта. Один ряд этих условий создаётся самим объектом, другой — познающим субъектом. Отсюда, по Канту, следует, что в продукте познания необходимо различать то, что принадлежит самому объекту, и то, что привнесено природой мышления.
Анализируя эту последнюю, Кант указывал на существование т. н. априорных (см. Априори) форм чувственности и рассудка. Эти формы, будучи свойственны лишь субъекту, упорядочивают чувственный опыт и т. о. непосредственно участвуют в формировании системы знания. Позицию Канта можно рассматривать как логическое завершение линии А. Показав, что чисто логическим путём невозможно установить соответствие между объективным миром и системой знания и что природа познания не может быть раскрыта без специального анализа познавательных возможностей субъекта, Кант — и именно в силу свойственного ему А. — фактически остановился на полпути. Настаивая на существовании принципиальной границы между познанием и действительностью, он не смог объяснить, каким образом познание увеличивает мощь человечества в овладении им природой.
В некоторых направлениях и школах послекантовской буржуазной философии элементы А. оказываются весьма живучими, особенно в области социального познания. Это прежде всего характерно для различных школ Позитивизма и Неопозитивизма. Ещё в начале 20 в. Ленин подверг критике А. махизма и Эмпириокритицизма. В настоящее время одним из характерных выражений А. является гносеологическая позиция т. н. Конвенционализма, согласно которой отношение между фактом и относящимся к нему высказыванием — чисто условно, поскольку возможно описание одного и того же факта в различных высказываниях. Отсюда делается вывод о произвольности познания. Но в действительности между различными языками описания обычно могут быть установлены достаточно жёсткие соответствия, не говоря уже о том, что различные, описания, если они соответствуют действительности, дают в принципе одинаковый результат при их практическом применении. Другой характерной для неопозитивизма формой А. является отказ от какого бы то ни было решения вопроса об отношении познания и действительности под предлогом того, что этот вопрос относится к числу
«метафизических» и не допускает «строгого» решения. Неубедительность этой позиции доказывается уже самой историей неопозитивизма, который, вопреки первоначально провозглашенным тезисам, всё более и более вовлекается в обсуждение
«метафизических» проблем.
Позицию А. защищает и Критический реализм. Один из главных представителей этого направления, Сантаяна, утверждает, например, что познание носит принципиально символический характер и что самое большое, на что можно надеяться, — это окружить объект подходящей символикой, а затем, быть может, посредством удачного проникновения воображения (которое само по себе недостоверно), постичь сущность объекта (см. G. Santayana, Scepticism and animal faith, N. Y., 1923, p. 106 и сл.). Согласно Сантаяне, убеждение в истинности познания коренится в конечном счёте в свойственной человеку животной вере. Эта, как и все другие многообразные современные формы А., основывается на преувеличении отдельных сторон процесса познания, на игнорировании органической взаимосвязи мышления и предметно-практической деятельности.
Развивая поставленную немецким классическим идеализмом проблему активной природы познания, диалектический материализм подверг последовательной критике кантовский А. В работах К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина было показано, что действенность,
«посюсторонность» мышления нельзя установить, оставаясь на точке зрения созерцательного подхода, что для этого необходимо рассмотреть само мышление как момент целостной предметно-чувственной деятельности человека, причём сам человек должен быть понят как исторически-конкретный общественный субъект. Тем самым обоснование истинности познания, доказательство соответствия между познанием и действительностью было перенесено из сферы умозрения в сферу практики. Если общественно-историческая практика позволяет человеку всё более увеличивать свою власть над природой, совершенствовать общественные отношения, развивать методы и средства мыслительной деятельности, то это значит, что познание всё более адекватно отражает действительность. Например, расшифровка генетического кода обосновывается не только и даже не столько чисто теоретическими соображениями, но прежде всего тем фактом, что она открывает путь к реальному управлению изменением природы живых организмов.
Лит.: Маркс К., Тезисы о Фейербахе, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3. Энгельс Ф., Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, там же, т. 21. Ленин В. И., Материализм и эмпириокритицизм, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 18, гл. 2. Спиркин А. Г., Курс марксистской философии, 2 изд., М., 1966, гл. 5. Хилл Т. И., Современные теории познания, пер. с англ., М., 1965.
Э. Г. Юдин.

РубрикиА