Коммунизм

Определение слова Коммунизм по Ефремовой

Коммунизм — Общественно-экономическая формация, основанная на общественной собственности на средства производства и имеющая своими целями построение бесклассового общества, полное социальное равенство всех членов общества и осуществление принципа от каждого — по способностям, каждому — по потребностям.


Общество социальной справедливости.

Определение слова Коммунизм по Ожегову

Коммунизм — Марксистско-ленинская теория создания и развития такой формации


Коммунизм Общественно-экономическая формация, закономерно приходящая на смену капитализму и основанная на общественной собственности на средства производства


Коммунизм Вторая, высшая фаза этой формации — бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, в котором на базе мощного роста производительных сил осуществляется принцип " От каждого — по способностям, каждому — по потребностям" и обеспечивается всестороннее развитие личности

Коммунизм — описание в Энциклопедическом словаре

Коммунизм — (от лат. communis — общий) — общее название различных концепций,в основе которых отрицание частной собственности (первобытный коммунизм,утопический коммунизм и др.). В марксистской концепции историческогопроцесса общественно-экономическая формация, сменяющая капитализм ипроходящая в своем развитии две ступени (фазы) — низшую, называемуюсоциализмом, и высшую, называемую полным коммунизмом.

Определение слова Коммунизм по Бизнес словарю

Коммунизм — теоретический общественно-экономический строй, основанный на общественной собственности на средства производства и существующий по принципу: от каждого — по способностям, каждому — по потребностям.

Определение слова Коммунизм по словарю Ушакова

КОММУНИЗМ
(ому), коммунизма, мн. нет, м. (от латин. communis — общий) (науч., полит.). 1. Общественная формация, идущая на смену капитализму, основывающаяся на крупном научно-организованном общественном производстве, организованном распределении и состоящая из двух фаз: 1) низшей (социализм), при которой средства производства уже являются общественной собственностью, классы уже уничтожены, но сохраняется еще государство, и каждый член общества получает в зависимости от количества и качества его труда. 2) высшей (полный коммунизм), при которой отмирает государство и осуществляется принцип: от каждого по способностям, каждому по потребностям. экономического равенства (устар.). Утопический коммунизм. Я не проповедую коммунизма, кузина, будьте покойны. Гончаров. 4. То же, что большевизм в 1 знач. Первобытный коммунизм (истор.) — общественный строй первобытных людей, общность имущества и хозяйства которых объясняется их беспомощностью и беззащитностью перед природой. Военный коммунизм (нов. истор.)название первой эпохи Октябрьской революции, до 1921 г. (возникло после введения новой экономической политики, нэпа). Нельзя отделываться словами: то была эпоха военного коммунизма, а теперь эпоха нэпа. Скворцов-Степанов.

Определение слова Коммунизм по словарю Брокгауза и Ефрона

КоммунизмСловом К. обозначают: во-первых, такой общественный порядок, при котором в сфере имущественных отношений отсутствует частная собственность (всякая или только на недвижимость), а в сфере отношений семейных место брака занимает беспорядочное половое сожительство, и, во-вторых, те религиозные, нравственные и экономические учения, которые, отвергая пользу и справедливость частной собственности, требуют, чтобы субъектом всех имущественных прав была община, союз, народ или все человечество и чтобы основанием распределения продуктов служили потребности людей. В первом случае к коммунизму прилагаются обыкновенно эпитеты "примитивный" или "первобытный", потому что лишь на ранних ступенях общественного развития замечается более или менее универсальное отсутствие частной собственности, в соединении с общением жен. Уже в XVIII веке многими писателями (особенно во Франции) высказывалось то мнение, что первобытным общественным формам был чужд институт частной собственности. но только в середине XIX в., на основании этнографического и исторического материала, построена была научная гипотеза о примитивном К. В трудах Бахофена, Моргана, Леббока, Виолле, Жиро-Телона, Лавелэ, Ковалевского, Зибера и др. гипотеза эта обставлена значительным количеством фактов, но тем не менее всеобщего признания она не получила (главными противниками ее являются Фюстель де-Куланж, Тард, Вестермарк). Древние законодательства и историки свидетельствуют, что во многих примитивных общественных союзах господствовал имущественный и половой К.. путешественники рассказывают о сохранившихся у современных дикарей следах этого строя. В Индии, согласно законам Ману и более позднему свидетельству Страбона, существовало издревле не только общественное владение землей, но и эксплуатация ее родовыми союзами. В Китае еще сохранились следы порядков, при которых вся земля принадлежала государству, распределявшему ее между отдельными земледельцами. Неотчуждаемость земли представляет одну из коренных идей негров. "До Юпитера — говорит Вергилий в "Георгиках" — ни один работник еще не покорил полей. не было дозволено обозначать их границы, регулировать раздел: все было общее". "Во время царя Сатурна — пишет Помпоний — не было ни рабства, ни частной собственности: имущества были общие и нераздельные". При первых римских императорах аграрный К. практиковался еще, по словам Диодора Сицилийского, на острове Липари, колонизованном родосцами и книдянами. В конце XVIII в. существование его констатировано было в Океании, среди жителей Палаузских островов, а затем на островах Маркизских, Фиджи, в Новой Зеландии и на материке Австралии. Нынешняя Германия очень долго не знала частной поземельной собственности. самое слово "межа" или "граница" появилось здесь не раньше XIII столетия. Древний салический закон ни словом не упоминал о передаче недвижимости. Следы более полного аграрного К. сохранились в русской и швейцарской общине. У кочевых народов Азии и северной Европы земля до сих пор составляет большей частью общую собственность целых племен. У лапландцев, самоедов, тунгусов и пр. земли, море, горы и рыбные воды не делятся между отдельными лицами и составляют общее достояние. Кочующие коряки пользуются тундрой сообща. У киргизов и калмыков замечается то же отношение к недвижимой собственности. Американские индейцы до последнего времени отказывались заключать какие-либо сделки на землю, составляющую, по их мнению, неотчуждаемую собственность племени. На почве аграрного К. создались и столь распространенные в древности общественные пиршества: продукты общей земли потреблялись сообща. "Они сложили вместе всю свою собственность и ели сообща за общими столами", — пишет Диодор Сицилийский о жителях Липари. Обычай общих столов был очень распространен в Италии и в Греции. У спартанцев следы общих столов сохранились и в законодательстве, требовавшем, чтоб даже цари участвовали в общих пиршествах, и в обычаях, создавших, наряду с официальным столом (sussitia), самопроизвольный народный стол (copis). Тот же обычай был у жителей островов Архипелага. В Риме учреждение общих столов предание приписывало самому Ромулу. Коммунистический характер потребления встречается у многих современных дикарей — индейцев, австралийцев, камчадалов, эскимосов, бурят, лопарей, готтентотов и др. Параллельный ему обычай совместной жизни в одном общем большом помещении отмечается многими путешественниками и историками. В Китае под одной кровлей жило до девяти поколений. Обширностью своих помещений, достигающих нескольких сот футов в длину и состоящих из двух или трех этажей, отличаются алеуты, колумбийцы, ирокезы и др. Общение жен составляет столь же распространенную и характерную черту первобытной культуры, как и имущественный К. Следы брачного К. сохранялись у кельтов еще во времена Юлия Цезаря. Для славян имеются свидетельства Козьмы Пражского и русского летописца. "Народ этот, — говорит первый о чехах, — не знает постоянства брачных уз. подобно скотам вступают они в связь каждую ночь с новой женщиной". "Радимичи, вятичи и северяне, -рассказывает Нестор, — один обычай имяху… брацы же не бываху в них, но игрища межю селы. Схожахуся на игрища и умыкаху жены себе, с нею же кто совещашеся. имеху же по две и по три жены". "Кекроп первый — говорит Клеарх — установил в Афинах постоянную связь между мужчиной и женщиной. До этого времени отношения полов не были регулированы никакими общепринятыми правилами. не было ребенка, который бы мог назвать своего отца". Законы тирренцев, по словам историка Феопомпа, предписывали им общение жен. О древних обитателях Дариенского перешейка Банкрофт говорит, что проституция не казалась им бесчестной. То же Геродот находил у фракийцев и эфиопских племен, а Диодор — у жителей Балеарских островов (где следы первобытного К. сохранились и поныне). У австралийских народов целомудрие не почитается добродетелью. в отношениях между полами господствует полная свобода. Бушмены южной Африки не имеют понятия о браке. то же самое можно сказать о древних жителях Перу и Калифорнии. На Андаманских островах сожительство мужчины с женщиной продолжается лишь до тех пор, пока этого требует уход за новорожденным. затем оба вступают в новые связи. Подобно имущественным и половым отношениям, К. запечатлены все обычаи первобытных народов и современных дикарей: совместная охота и рыбная ловля, широкое гостеприимство, характер возникающих меновых сношений и пр. Психологически примитивный К. объясняется слабостью первобытного человека и необходимостью тесного союза для борьбы за существование. Процесс разрушения имущественного К. в сфере отношений поземельных начался с обращения в частную собственность обработанных участков земли (воды, леса, луга и проч. продолжают долгое время быть общими), а для движимости — с апроприации продуктов личного труда (прирученных животных, посаженных деревьев, захваченных рабов, оружия и инструментов). Исчезновение беспорядочного полового сожительства совершается путем сокращения области его применения, как во времени (только на играх, в праздники и т. п.), так и в численности (место всех мужчин заступают ближайшие родственники, братья мужей, князья, феодальные сеньоры). Следами первобытного имущественного К. признаются исследователями общинные порядки и узуфрукты. К. брачный породил сначала матриархат (см.), затем в разных местах выродился в формы полиандрии, левирата и полигамии (см.) и, наконец, оставил свои следы в виде распространенной в средней Азии, среди малайцев и среди русских инородцев гостеприимной и религиозной проституции. К., как учение, появляется сначала в религиозной форме: религия своим авторитетом как бы освящает уже исчезнувшие или исчезавшие формы, казавшиеся прекрасными в силу того убеждения, что золотой век — позади. Царство богов, по преданию, было временем полного господства коммунизма. Братскую жизнь в К. вели многие жрецы античного мира (в Мемфисе, Фивах, Дельфах, Елевзине, Самофракии), галльские друиды и еврейские пророки. Тот же режим практиковался в буддийских монастырях. Нравственно-религиозным характером отличались и коммунистические учения китайских философов Ян-чжу и Мо-ди, из которых последний требовал общности имущества, жен и детей. В Греции К. получил выражение в недошедших до нас социальных романах, идеализировавших общественный быт варваров, например скифов, и приписывавших им коммунистический образ жизни, а равно и в учениях многих философов. Фалеас из Халкидона первый, по словам Аристотеля, предложил план реорганизации общества на началах полного равенства и общего обладания землей. Софисты распространяли коммунистические идеи. Именно их, по всей вероятности, изобразил Аристофан в комедии: "Общество женщин" (Έκκλεσιάζουσα&#953.), имеющей своей задачей показать, сколько безнравственности и несправедливости породит К. при своем практическом осуществлении. Здесь, между прочим, встречается следующий разговор. Блерус: "Все собственники — воры". Параксогор: "Да, в настоящее время. но при коммунистических порядках, когда не будет собственников, не будет и воров". Б.: "Каким образом?". П.: "Что тогда будут красть? Все станет общим". Б.: "А если ко мне придут ночью грабители?". П.: "Отдай им добровольно одежды: из общего имущества ты получишь еще лучшие… Всякое имущество должно быть общим и каждый должен иметь свою часть для жизни… Все получат право на все: землю, деньги, хлеб, лакомства, туники, вино, венки и прочее". Пифагор собирал вокруг себя учеников, которые с ним вместе практиковали систему полного общения имуществ. Более 2000 лиц в великой Греции усвоили себе, по словам его биографа Порфирия, коммунистический образ мыслей Пифагора. Принцип пифагорейцев: inter amicos omnia communia. Эпикурейцы, если верить Диогену Лаэрцию, тоже вели коммунистический образ жизни. Самая полная теоретическая разработка коммунистического идеала в Греции принадлежит Платону. "Лучшее государство, лучшее правление, лучшие законы — говорит он в своем разговоре "О законах" — суть те, которые выполняют старинное изречение: у друзей все общее, и если можно — общие жены, общие дети, общие имения". В разговоре "О государстве" Платон рисует идеальный, по его мнению, общественный строй, в котором два высших класса воинов (или стражей) и правителей (или философов) ведут коммунистический образ жизни и не имеют собственности. Трудами третьего класса — ремесленников и земледельцев — они удовлетворяют свои необходимые потребности. роскошь и хранение драгоценных металлов им возбраняется. их К. простирается на одежду, пищу, жилище, на жен и детей. "Общность жен и детей доставит величайшее благо. Каждый будет видеть в другом сестру или брата, сына или дочь, отца или мать". Коммунистические идеи Пифагора и Платона нашли себе позднее последователей в лице Аполлония Тианского и Плотина, причем последний добивался их практического осуществления, но безуспешно. Настоящим убежищем К. продолжали быть религиозные секты (см. Ессеи, Терапевты). "Все верующие были вместе и имели все общее: и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого" (Деяния св. Апостолов, II, 44—45). Позже коммунистические идеи делаются достоянием отпавших от правоверия сект, но и в среде церкви получают применение в монастырях. В начале II в. Карпократ, философ из Александрии, требовал общности жен и имущества, вытекающей, по его мнению, из законов природы. Из Египта и Сирии получили начало целый ряд других сект: фибионитов, агапетов и др., исповедывавших учение К. Непосредственно из среды христиан вышли в I столетии николаиты, видевшие в добровольной проституции принижение плоти и выводившие имущественный К. из учения и примера апостолов. В V в. К. проповедуется Пелагием, утверждавшим, что богатые не будут допущены в царствие Божие. Его учение распространилось в Африке, Палестине, Сицилии, Галлиях и Британии. В то же время К. пропагандируется в Персии пророком Маздеком и затем воспринимается арабами, среди которых возникает несколько коммунистических сект. В VII-VIII вв. преследование навлекают на себя манихейцы, учившие, что материя — начало всяческого зла и выводившие отсюда обязательность полного К. Несмотря на то, что их было казнено до 100 тысяч, секта долгое время не исчезала и оказала большое влияние на последующие движения. В 1030 г. в Турине сжигают еретиков, которые заявляют перед судом: omnem nostram possessionem cum omnibus communem habemus. Бедность и общность имуществ пропагандируется в XI и XII вв. катарами (см.) и валденцами. Около 1260 г. в Анконе появляется секта так называемых фратичелли (братцев), ушедших из монастырей вследствие распущенности монастырской жизни и странствовавших по всей Италии и Франции, уча, что необходимым условием спасения является отказ от частной собственности. После тех преследований, которым эту секту подвергли Бонифаций VIII и Иоанн XXII, фратичелли исчезли, но имя их продолжало прилагаться ко многим коммунистическим сектам последующего времени и, между прочим, к беггардам, игравшим в Германии ту же роль, как фратичелли — в Италии. Во второй половине XIII в. распространились еще другие коммунистические секты — так называемых апостолов, во главе которых стоял Джерардо Сагарелли, сожженный на костре в 1304 г., и дульцинистов, последователей Дульцина, ученика Сагарелли, разделившего участь своего учителя. Коммунистическим, но не столь оппозиционным характером отличались учения гумилиатов или pauperes catholici, бегинов и братьев и сестер свободного духа. Секта последних была обломком беггардов и опиралась в своих коммунистических тенденциях на пантеистическое учение, по которому каждая душа — обитель Бога, материя же ей враждебна. поэтому человек, желающий иметь общение с Богом, должен отрешиться от всего недуховного. В конце XV в. громадную популярность снискала себе проповедь чешского пророка Богейма. "Князья, духовные и светские — говорил он — будут иметь только то, что будет иметь и народ, и тогда у всех всего будет довольно. дойдет до того, что князья и господа станут работать, как поденщики. Рыба в воде и дичь в поле будут принадлежать всем. подати, барщины, проценты, оброки, десятины духовным и светским господам будут отменены". Проповедь Богейма подготовила почву для распространения анабаптизма, поскольку он был политическим и социальным движением. По учению анабаптистов, "христианин не должен иметь никакой собственности. среди христиан должна быть установлена общность имуществ, как это было в апостольские времена". Некоторые анабаптисты требовали и общности жен (впоследствии отчасти осуществленной Иоанном Лейденским), переводя евангельское предписание: "просящему дай" словами: "просящему отдайся". Побежденные, анабаптисты рассеялись, но их учение долгое время еще волновало крестьянское население Германии, Голландии и Швейцарии. В Моравии оно привело к основанию колонии, практиковавшей в своем общежитии мирный, дружеский К. Множеству других религиозных сект реформационной эпохи враждебные им историки приписывали коммунистические тенденции, но относительно большинства — совершенно несправедливо. Так же неосновательно называют коммунистическими общины гернгутеров, при совместности жизни и работе не отрицающих частной собственности, и в особенности знаменитые парагвайские колонии иезуитов, представлявшие собой в действительности не что иное, как своеобразную организацию принудительного крепостного труда. Кроме аскетического К. перечисленных выше сект и революционного К. анабаптистов, средние века, уже на заре нового времени, породили К. материалистический, выразившийся прежде всего в "Утопии" Томаса Мора, господствовавший в течение XVII-XVIII вв. и получивший наиболее острое выражение в заговоре Бабёфа. Вдохновленный Платоном, но в еще большей степени — экономическими бедствиями современной ему английской жизни, Томас Мор нарисовал в своей "Утопии" (1518), этом замечательнейшем из всех социальных романов, материалистически-коммунистический идеал (по совокупности развиваемых в ней идей "Утопия" принадлежит, впрочем, больше к истории социализма — см.). Население изображаемой Мором фантастической страны торговли не ведет и денег не имеет, но получает все необходимое от государства, в обмен на 6-часовой обязательный труд. Порабощение людей, по мнению Мора — следствие частной собственности. Самый совершенный общественный порядок — тот, который дает наилучшее удовлетворение всех потребностей наибольшего количества людей. Получив огромное распространение, "Утопия" Мора заслужила одобрение некоторых наиболее образованных людей того времени (например Эразма Роттердамского) и вызвала целый ряд подражаний. Ближайшее — "I mondi celesti, terrestri e infernali" (1552), Дони. Более оригинальным преемником Мора был Кампанелла (см.), в своем фантастическом романе "Civitas soli" (1620) доведший К. до крайности (общение жен) и в то же время придавший ему теократический оттенок. Из позднейших коммунистических утопий упоминания заслуживают: "История Севарамбов" ("Histoire des Sevarambes", 1677), Верасса, "Приключения Жака Садера" ("Les aventures de Jacques Sade ur dans la d&eacute. couverte des terres Australes", 1693), Габриеля Фуаньи, и "Базилиада" ("Naufrage des iles flottantes ou la Basiliade de Pilpa &iuml. ", 1753), Морелли. Видя в имущественном неравенстве корень всяческого зла, Морелли требует, чтобы распределение продуктов имело своим основанием соответствие не труду, а потребностям людей. кроме потребностей, и все их страсти также должны получать полное удовлетворение. Это приводит Морелли к провозглашению брачного К. Описав в "Базилиаде" идеальный коммунистический строй, в сочинении "Кодекс природы" ("Code de la nature ou le v &eacute.ritable &eacute.sprit des lois, de tous temps n&eacute.glig&eacute. et m&eacute. connu", 1755) он облекает свои мысли в догматическую форму. Три основных закона рекомендует Морелли для реорганизации общества: первый — собственность отменяется, второй всякий человек рассматривается как должностное лицо, как чиновник, и mpemий — каждый гражданин обязан содействовать общему благу. Получать от государства пропитание — это право, работать — это обязанность граждан. До известной степени коммунистические идеи излагались священником Жаном Мелье в его "Завещании" (1760), опубликованном, с пропуском именно коммунистических мест, Вольтером, как противорелигиозный документ. Более стройную, но не лишенную противоречий коммунистическую систему находим в сочинениях Мабли: "Entretiens de Phocion" (1763), "De la l &eacute. gislation on principes des lois" (1776) и "Droits et devoirs du citoyen" (1789). "Собственность приводит к разделению на классы — говорит Мабли. Богатые всегда предпочитают свое личное благо благу общественному, а бедные не могут любить правительство, которое оставляет их в нищете. Одна только общность имуществ создает добрых граждан". Однако, на полное осуществление своих идей Мабли не надеется. ему кажется, что "жадность и честолюбие всегда будут тормозить дело законодателя", которому предлагает следовать, главным образом, примеру Ликурга. Считая целью жизни не наслаждение, а добродетель, Мабли, в отличие от Мора и его последователей, придает своему К. характер до известной степени аскетический и рекомендует людям "умеренность". Законодательство Ликурга (коммунистический характер которого французскими писателями XVIII в. крайне преувеличивался) казалось образцовым не одному Мабли: в "Энциклопедии" Ликург назван "философом, лучше всех знавшим природу человека". Вдохновлялись в то время "Республикой" Платона и примитивным коммунизмом острова Крита. Геро-де-Сешелль, составляя проект конституции, искал также в парижской библиотеке подлинных законов Миноса, чтобы положить их в основание французского законодательства. Главнейшие деятели революции были чужды К. и даже ему враждебны. но тем не менее и в эту эпоху коммунистические идеи имели своих представителей. Франсуа Буассель (1728 — 1807), адвокат, оратор якобинских клубов, требовал полного равенства, а как условия его — общности имуществ и разделения продуктов сообразно потребностям. Марат в своих филиппиках против "денежной аристократии" договаривался иногда до таких мыслей: "равенство прав должно привести к равенству наслаждений. только на этом может успокоиться мысль". Автор "Cath &eacute.chisme des ath&eacute. es", сотрудник Бабёфа и истинный автор манифеста бабувистов, Сильван Марешаль, формулировал свой К. следующими словами: "нет больше частной собственности на землю! Мы требуем общего потребления принадлежащих всем плодов земных"… Сам Бабёф стоял сначала на точке зрения раздела земли и полного имущественного равенства. "Фактическое равенство — писал он — не химера. Практический опыт его осуществления был счастливо предпринят великим трибуном Ликургом". Определенно коммунистическими тенденциями отличался устроенный Бабёфом и вскоре закрытый правительством "клуб равных", а еще более возникший в 1796 г. между Бабёфом, Дарте и др. заговор ниспровергнуть республиканское правительство и создать новую государственную форму на началах коммунистических. "Мы желаем — говорилось в манифесте заговорщиков — общего имущества или общности имуществ. Нет больше частной собственности на землю, земля ничья. Плоды принадлежат всем… Пусть не будет между людьми другой разницы, кроме разницы пола и возраста… Природа дала каждому человеку равное право на пользование всеми благами. Труд и наслаждения должны быть у людей общими". С подавлением заговора Бабёфа К. вплоть до 30-х годов ничем не заявляет о себе во Франции. В Англии филантроп и социалист Роберт Оуэн (см.), предложивший сначала устроить колонии для безработных, в середине 20-х годов начинает рекомендовать коммунистические общины, как полное решение рабочего вопроса, и сам предпринимает в Америке (в Индиане и в Мексике) несколько неудачных опытов этого рода. Насчитывают 11 коммунистического характера общин, основанных его последователями. все они были недолговечны. Однако, теоретическое учение Оуэна принадлежит всецело социализму (см.). Проводником коммунистических идей во Франции в 30-х годах явился Буонаротти, участник заговора 1796 г. и личный друг Бабёфа, приговоренный к изгнанию и возвратившийся в Париж лишь после июльской революции. Устно и письменно (ему принадлежит написанная с публицистическими целями история заговора Бабёфа) пропагандировал он К. среди французской молодежи. Однако, даже его личное участие в некоторых тайных республиканских обществах не придало им коммунистического характера. Исходным пунктом новейшего французского К. является 1840 г., когда почти одновременно стало выходить несколько коммунистического направления журналов и когда появились "Voyage en Icarie" Кабэ, "La Bible de la Lib &eacute.rt&eacute. " аббата Констана, "LEvangile du Peuple" Эскироса, "Ni ch &acirc.teaux, ni chaumi&egrave. res" Пилло и др., сразу же обнаружившие в коммунистическом лагере значительные теоретические разногласия. Все коммунистические учения того времени можно разделить на три типа: 1) К. сантиментально-этический, 2) К. материалистически-революционный и 3) К. мистически-религиозный. Главнейшим представителем первого является Этьен Кабэ (см.). Характерные черты его учения, навлекшие на него нападки других коммунистов, заключались в том, что социального переворота он ждал исключительно от мирного распространения идей, большие надежды возлагал на присущие людям альтруистические чувства, допускал возможность переходного режима, когда частная собственность сохраняется, и, сам исповедуя неопределенный деизм, искал в религии опоры для своей системы. С 1841 г. прежде радикально-политический журнал "L e Populaire" делается органом коммунистического учения Кабэ. Ему сразу пришлось вступить в полемику с коммунистами-материалистами и коммунистами-мистиками. К Кабэ примыкает Лапоннерэ, основавший, вместе с Шароном и Лаготьером, журнал "LInt &eacute. lligence". Впоследствии сотрудник "Populaire", Лапоннерэ высказывал здесь лишь сантиментальные пожелания, чтобы "между предпринимателями и поденщиками были братские отношения", и объяснял существование пролетариата "эгоизмом одних и невежеством других". Промежуточное место между коммунизмом этическим и материалистическим занимает учение Ришара Лаготьера (см.). В своем "катехизисе" ("Petit cath &eacute.chisme de la r&eacute. forme sociale", 1839) он говорит: "Что такое собственность? Право, данное природой всякому живому существу на вещи, необходимые для удовлетворения его потребностей". В другом его сочинении: "De la loi sociale" (1841) читаем: "Для нормального развития способностей всех личностей нужны: равенство в средствах существования, равенство пропорциональное, распределяющее труд согласно силам, пищу — согласно потребностям, образование — согласно способностям". Издававшийся Логотьером журнал "La Frat &eacute.rnit&eacute. " (1841—1843) восставал против крайностей материалистического К. Наиболее замечательным представителем последнего является Дезами (см.), сначала личный друг и сотрудник Кабэ, затем его самый ожесточенный противник. В противность Кабэ, он не верит в силу любви и полагает, что хорошего экономического устройства достаточно, чтобы разумно регулировать человеческий эгоизм. Единомышленник Дезами, аббат Пилло (Pillot), требует в своем памфлете: "Ni ch &aacute.teaux, ni chaumi&egrave. res" насильственного проведения в жизнь коммунистических принципов. он предлагает обращаться с противниками К., как с одержимыми буйным помешательством. Материалистического К. придерживался и "LHumanitaire" (1841) — журнал рабочих, принадлежавших к "Soci &eacute.t&eacute. des travailleurs &eacute. galitaires". Банкет, устроенный в 1840 г. группой Дезами-Пилло, привлек 1200 человек. Представителями мистически-религиозного К. были аббат Констан, Эскирос, Дюмениль, Дидье, Дежарден и др. Видя в Евангелии полный социальный кодекс, Констан и свою проповедь К. влагает в уста Христа. То угрожая насилием ("Bible de la Libert &eacute. ", 1840) и восхваляя Томаса Мюнцера ("Le Testament de la Libert &eacute. ", 1848), то призывая человечество к любви и к "истинной" религии ("Le livre des larmes ou le Christ consolateur", 1845), Констан требует учреждения "христианской общности имуществ" (communaut &eacute. chr&eacute. tienne). К. его несвободен от противоречий: он говорит и об ассоциации труда с капиталом, оставляя этот последний в частном владении. Свое учение Констан сам называет неокатолическим К. Поэт, романист и автор педагогических сочинений, Эскирос, в изданном им анонимно сочинении "LEvangile du Peuple" (1840), представил революционно-коммунистический комментарий к Евангелию. Его К., хотя и откровенный, мистичен и туманен. Пророческим, мистическим характером отличаются и коммунистические сочинения Дюмениля (см.). В "Livre des Communistes" (1845) Рене Дидье коммунистические идеи излагаются уже в форме какого-то болезненного бреда. Дежарден, в сочинении: "De lOrganisation de la Fraternit &eacute. ou dune constitution &agrave. donner aux peuples" (1848), выступает защитником умеренного и эклектического К., опирающегося на две формулы: " &agrave. chacun selon ses besoins" и " &agrave. chacun selon ses oeuvres". отсюда выводится равенство в необходимом и сообразный заслугам излишек. Проведение К. в жизнь Дежарден ждет от "законодательной деятельности народных представителей". Последнее мнение разделяет и Френуа, высказывающийся, в брошюре "Syst &egrave.me unitaire ou lettres philosophiques et encyclop&eacute. diques" (1840), за особый вид К., централизованный, и называющий себя "унитарием". Общая численность всех коммунистов во Франции, в 1844 г., превышала, по словам их противника, Прудона, 100 тыс. человек. Наибольшее число приверженцев, особенно в рабочем классе, имел Кабэ. Его учение было занесено также в Германию, Швейцарию, Англию, Испанию и Америку. Самим Кабэ сделан был опыт практического осуществления его идей в Америке, для чего в 1847 г. куплен был миллион акров земли в Техасе и организовано переселение туда французских рабочих. После целого ряда неудач на месте предположенной колонии, эмигранты поселились в Новом Орлеане, куда к ним приехал Кабэ, организовавший из 280 человек новую колонию в Новоо (штат Иллинойс). Благодаря усиленному труду поселенцев, дела икарийской общины шли хорошо и до 1855 г. население ее увеличивалось, достигнув цифры 500 членов. Но в этом году обнаружились раздоры и недовольство против Кабэ, присвоившего себе диктаторскую власть. Он был арестован и выслан из колонии, после чего 200 человек последовали за ним в С.-Луи (штат Миссури), где было основано новое общежитие, лишь ненадолго пережившее его основателя. Между тем оставшиеся в Новоо икарийцы, переселившись в Айову, устроили здесь новую земледельческую колонию, на республикански-коммунистических основаниях. Землер, посетивший ее в 1879 г., рассказывает о проявлявшемся тогда в молодом поколении стремлении к подушному разделу. Дальнейшая участь колонии неизвестна. Независимо от Кабэ, в 20—40 гг. в Америке возникает целый ряд других коммунистических общин, преимущественно религиозного характера. Наибольшего благосостояния достигает в штате Айова аманское общество, составившееся из переселившихся в 1842 г. немцев, объединенных религиозным фанатизмом. До 1600 человек занимает здесь и обрабатывает около 30000 акров, проводя в жизнь строгие принципы аскетического К. Тем же характером отличаются общины перфекционистов или библейских коммунистов (их основатель — Джон Нойес), отрекшихся от подданства Соединенным Штатам, отвергших собственность и брак и установивших равенство полов. затем община зоарских сепаратистов (штат Огайо), "экономия" гармонистов (последователи Раппа) и многие др. Общая черта всех американских коммунистических опытов — их крайняя недолговечность и религиозный фанатизм их основателей. некоторые, кроме того, отличались особенно последовательным проведением коммунистических принципов, применявшихся не только к собственности, но и к браку (см. соч. Диксона). Отголосками французского К. в Бельгии являются статьи Иоттранда в газете "Courrier Belge", в Швейцарии и Германии — агитация и сочинения подмастерья портняжного цеха Вильгельма Вейтлинга. В своем главном сочинении: "Garantien der Harmonie und Freiheit", Вейтлинг эклектически соединил мысли Кампанеллы, Бабёфа, Оуэна, Кабэ и Фурье. Эта смесь социализма с К. привела его к репартиционной формуле Дежардена (см. выше), независимо от последнего. Труд умственный приравнивается Вейтлингом к труду физическому, а для точного исчисления затраченного каждым количества труда предлагаются особые бухгалтерские книги. В Швейцарии агитация Вейтлинга привела к образованию тайного коммунистического клуба, мечтавшего о кровавом перевороте и имевшего своих агентов в различных государствах. В Германии в это же время коммунистические идеи проникли в литературные круги и нашли некоторую опору в философии Фейербаха. В 1847 г. в Лондоне из остатков коммунистического клуба создан был, для целей мирной пропаганды, союз коммунистов, куда вошли Маркс и Энгельс. в качестве программы Союза, после его второго конгресса, ими был издан Коммунистический манифест, переведенный на все европейские языки и получивший громадную известность. Представляя собой первую формулировку основных принципов научного социализма, Коммунистический манифест заимствует у К. его идеал, а у социализма — экономическое учение и многие практические требования, причем последние занимают первое место, а К. отступает на второй план. С этих пор К., как самостоятельное учение, перестает существовать и расплывается в социализме. Некоторые следы старого К. сохраняют социалистические системы Луи Блана и Пьера Леру. Определения, даваемые К. исследователями, не только разнообразны, но и противоречивы. По мнению Энгельса, К. — не докрина, а движение. По мнению Рейбо и Сюдра, К. — совершенно абстрактное учение, утопия, не имеющая в себе ничего или почти ничего реального. "К. является скорее протестом против существующего порядка, нежели особой системой общественного устройства " (Лавелэ). "К. заключает в себе уничтожение собственности и семьи и введение общности того и другого" (Л. Штейн). Некоторыми исследователями (например Сюдром) К. бессознательно смешивается с социализмом, другими — отожествление обоих понятий возводится в принцип. "Выражения: социализм и коммунизм — говорит Адлер — употребляются ныне всеми (?), как равнозначащие". тем не менее сам Адлер в своем очерке социальных идей говорит то о социализме, то о коммунизме. По мнению Шеля, К. — лишь "более крайняя форма социализма". В глазах Киркёпа К. насильственен и не вытекает из жизни, социализм миролюбив и является известной стадией экономической эволюции. Отличительную черту социализма Дж. Ст. Милль видит в общественной собственности на землю и на орудия производства, а К. — в равном распределении. По словам Бонара, К., в отличие от социализма, не допускает не только частной собственности, но и частного владения. По определению Дитцеля, "социализм — это совокупность учений, доводящих до крайности социальный принцип, т. е. положение, что индивидуум существует лишь для общества и должен рассматриваться как служебный член социального организма. К., напротив, доводит до крайности принцип индивидуальности, т. е. положение, что государство, организованное общество существуют для личности, что государство и право должны быть поставлены в служебные отношения к индивидуальным интересам". Сущность К. несомненно индивидуалистична: хотя, согласно этому учению, собственность переходит от индивида к группе индивидов, но цель такого перехода заключается только в том, чтобы по возможности все индивиды были допущены к пользованию собственностью. Исторически (Бабёф) и логически новейший коммунизм является лишь выводом из вполне индивидуалистического лозунга французской революции: свобода, равенство и братство. Напротив, сущность социализма и его борьба со свободной конкуренцией антииндивидуалистичны: индивидуум, согласно этому учению, передает известные свои права союзу, обществу или государству, занимая по отношению к последним подчиненное место. Руководящим принципом в первом случае являются потребности индивида, во втором — потребности общества. По мере приближения к современности идеал социалистов получает, однако, коммунистический характер, причем непосредственное требование К. становится для социализма отдаленной целью. Отрицание индивидуализма во имя общности уживается в социализме с индивидуалистически-коммунистическим идеалом. Для обозначения последнего Маркс прибегает прямо к старой коммунистической формуле: от каждого по его способностям, каждому по его потребностям (см. его письмо, опубликованное в "Neue Zeit" за 1891 г.). Как социальная доктрина и как проект практической реформы общества (т. е. в том виде, как он был выработан мыслителями XVI-XVIII вв. и предназначался к осуществлению Бабёфом), К., однако, несомненно враждебен социализму (отсюда в 30—40-х гг. бесконечные препирательства между представителями обоих учений). К. относится к действительности как чистое отрицание. это вполне идеологическая система, не вытекающая из жизни. Во всех своих формах, религиозной, философской и экономической, К. всегда метафизичен. Литература. О первобытном К. см. Bachofen, "Mutterrecht" (1861). L. Morgan, "Ancient Society" (1877). Giraud Teulon, "Origines de la famille" (1874). его же, "La m &egrave.re chez certains peuples de lantiquit&eacute. ". Lubbock, "Origin of Civilization" (4 изд., 1882. есть русский перевод). Paul Viollet, "Caract &egrave.re collectif des premi&egrave.res propriet&eacute.s immobili&egrave. res" ("Bibl. de lEcole des Chartes", 1872, русский перевод в "Юридическом Вестнике", 1882). Ch. Letourneau, "L &eacute.volution de la propri&eacute.t&eacute. " (1889). его же, "L &eacute. volution du mariage et de la famille" (1887). Е. de Laveley, "La propri &eacute.t&eacute. collective &agrave. Java". его же, "De la propri &eacute.t&eacute. et ses formes primitives" (1874, есть русский перевод). Bancroft, "The Native Races of the Pacific States" (1875). H. Зибер, "Очерки первобытной экономической культуры" (1883). M. Ковалевский, "Общинное землевладение" (1879). его же, "Первобытное право" (2 вып., 1886). Из обширной литературы по истории коммунистического учения см. преимущественно: L. Stein, "Geschichte der socialen Bewegung in Frankreich von 1789 bis auf unsere Tage" (1850). Ad. Eranck, "Le communisme jug &eacute. par lhistoire depuis son origine jusquen 1871" (3 изд., 1871). Villegardelle, "Histoi re des id&eacute.es sociales avant la R&eacute.volution, ou les socialistes modernes devanc&eacute.s et depass&eacute.s par les anciens pens&eacute. urs et philosophes" (1846). A. Sudre, "Histoire du communisme" (5 изд., 1856). Thonissen, "Le socialisme depuis lantiquit &eacute. " (2 вып., 1852). L. Reybaud, "Etudes sur les r&eacute. formateurs ou socialistes modernes" (3 вып., 1844). Д. Щеглов, "История социальных систем" (1889—1891). Woolsey, "Communism and socialism in their history and theory" (1879). Bernstein und Kautsky, "Die Vorl &auml.ufer des neueren Socialismus" (1895). Bouctot, "Histoire du communisme et du socialisme" (1890). D&uuml.mmler, "Prolegomena zu Platons Staat" (1891). Arnoul, "Etudes historiques sur le communisme et les insurrections au XVI s." (1850). Loserth, "Der Communismus der n&auml.hrischen Wiedert&auml.ufer" (1894). Seidemann, "Th. M&uuml. nzer" (1842). Kaufmann, "Socialism and Communism" (1883). Михайлов, "Революционный анабаптизм" (1889). Drumann, "Die Arbeiter und Communisten in Griechenland und Rom" (1860). Kaufmann, "Utopias" (1879). Kleinw &auml.chter, "Die Staatsromane" (1891). Mohl, "Die Staatsromane" (1845). Martel, "Etudes sur Fouch&eacute. et le communisme en 1789" (1873). Wermuth und Stieber, "Die communistischen Verschw&ouml.rungen d. XIX J." (1853). Heinzen, "Die Helden des deutschen Kommunismus" (1848). Bavoux, "Du communisme en Allemagne" (1851). Ruge, "Der deutsche Communismus" (1846). его же, "Zwei Jahre in Paris" (1846). Meissner, "Revolution &auml.re Studien aus Paris" ("Communisten", 1849). Mintegniga, "El communismo" (1878). Rabeyrin, "Le communisme" (1848). Laurent, "Le communisme catholique" (1859). Elcho, "Die communistischen Gesellschaften der Union" (1879—80). James, "Communism in America" (1879). Noyes, "History of American socialism" (1870). Semler, "Geschichte des Socialismus und Communismus in Nordamerika" (1880). "Colonie et r&eacute.publique icarienne dans les Etats-Unis" (1855). Holynski, "Communisme en Am&eacute. rique" ("Rev. Soc.", 1890). Hepner, "Die Ikarier in Nordamerika" (1886). Диксон, "Духовные жены" и "Новая Америка" (1867—1869). "Enth &uuml.llungen &uuml.ber den Kommunisten-Process zu K&ouml. ln" (1885). Adler, "Socialdemokratie" и "Socialismus und Communismus", в "Handw &ouml. rterbuch der Staatswissenschaften" (1893). См., кроме того, библиографию при именах отдельных коммунистов. Для определений К. см. еще: Бруно-Гильдебранд, "Политическая экономия настоящего и будущего" (1860). Laveley, "Communism" ("Contemp. R.", 1890). его же, "Le socialisme contemporain" (1889). Kirkup, "History of socialism" (1893). Ant. Menger, "Recht auf den vollen Arbeitsertrag" (1891). Dietzel, "K. Rodbertus" (Einleitung, 1888). Шефле, "Капитализм и социализм" (1871). Scheel, "Socialismus und Communism us" ("Sch&ouml.nbergs Handbuch", 1882—84). Walther, "Socialismus u. C." (1878). Lafargue, "Kommunismus u. Kapitalismus" (1894). Passy, "Communaut&eacute. et C." (1869). См. Коллективизм и Социализм. Н. Водовозов.

Значение слова «Коммунизм» по БСЭ

Коммунизм (от латинского Communis — общий)
1) сменяющая капитализм общественно-экономическая формация, основанная на общественной собственности на средства производства.
2) в более узком значении — высшая по сравнению с социализмом ступень (фаза) развития этой формации — «… бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производственные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям».
Коммунизм — это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа»
(Программа КПСС, 1972, с. 62).
Коммунистические воззрения при своём зарождении опирались на требование социального равенства на основе общности имущества. Как лозунг революционной борьбы его выдвигали радикальные участники гуситского движения в Чехии 15 в. (М. Гуска), Крестьянской войны в Германии 16 в. (Т. Мюнцер), буржуазных революций в Англии 17 в. (Дж. Уинстэнли) и Франции конец 18 в. (Г. Бабёф). Теоретическая разработка первых систематизированных представлений о коммунистическом образе жизни опирается на идеологию гуманизма 16-17 вв. (Т. Мор, Т. Кампанелла) и французского Просвещения 18 в. (Морелли, Г. Мабли).
Ранняя коммунистическая литература отражает переход от плебейско-мелкобуржуазной революционности к пролетарской, но свойственная ранней коммунистической литературе проповедь всеобщего аскетизма и уравнительности составляет реакционный элемент в её содержании. В начале 19 в. А. Сен-Симон, Ш. Фурье, Р. Оуэн и др. социалисты-утописты обогатили представление о справедливом общественном устройстве идеями о труде как наслаждении, расцвете способностей человека, обеспечении всех его потребностей, централизованном планировании, распределении по труду. Однако вразрез с коммунистическими идеалами социалисты допускали сохранение в утопическом обществе частной собственности, имущественного неравенства. Выражая протест против капиталистической системы угнетения и эксплуатации трудящихся, они выступили с утопическими проектами устранения классовых различий. В России наиболее крупными представителями утопического социализма были А. И. Герцен и Н. Г. Чернышевский.
Научный К. как теоретическое выражение пролетарского движения, направленного на уничтожение капитализма и создание коммунистического общества, возник в 40-х гг. 19 в., когда классовая борьба между пролетариатом и буржуазией выступила на первый план в наиболее развитых странах Европы (восстания лионских ткачей в 1831 и 1834, подъём движения английских чартистов в середине 30-начале 50-х гг., восстание ткачей в Силезии в 1844).
Опираясь на материалистическое понимание истории и на теорию прибавочной стоимости, вскрывшую тайну капиталистической эксплуатации, К. Маркс и Ф. Энгельс выработали научную теорию К., выражающую интересы и мировоззрение революционного рабочего класса и воплощающую лучшие достижения предшествующей общественной мысли (см. Марксизм-ленинизм). Они раскрыли всемирно-историческую роль рабочего класса как могильщика капитализма и творца нового строя. Развитое и обогащенное применительно к новым условиям В. И. Лениным, Коммунистической партией Советского Союза, братскими коммунистическими и рабочими партиями, это учение раскрывает историческую закономерность смены капитализма коммунизмом, пути построения коммунистического общества.
Объективная необходимость уничтожения капиталистического строя и утверждения социалистических форм организации общественного производства определяется развитием производительных сил. Вследствие их роста «монополия капитала становится оковами того способа производства, который вырос при ней и под ней. Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьет час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспроприируют»
(Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 23, с. 772-73). Обобществление труда — главная материальная основа неизбежного наступления социализма. Возникновение и развитие государственно-монополистического капитализма означает, как показал В. И. Ленин, полнейшую материальную подготовку новой формации.
Превращение капиталистической формации в коммунистическую не просто продукт экономической эволюции, а неизбежное следствие порождаемой самим капитализмом классовой борьбы пролетариата, социальной революции. Империализм есть канун социалистической революции. Неравномерность экономического и политического развития капиталистических стран в эпоху империализма обусловила победу социализма первоначально в одной, отдельно взятой, стране, в СССР — в результате Великой Октябрьской социалистической революции 1917. Началась эпоха перехода от капитализма к К. После 2-й мировой войны 1939-45, когда победили социалистические революции в ряде стран Европы, Азии и Америки, сложилась Мировая система социализма. Становление новой, коммунистической, формации продолжается уже в системе социалистических государств.
Завершится этот процесс переходом к социализму всех народов мира, с превращением К. во всемирную, охватывающую все страны общественную систему. Содержание мирового революционного процесса определяется ныне слиянием в единый поток антиимпериалистической борьбы трех революционных сил: мировой системы социализма, международного рабочего класса, национально-освободительного движения. В авангарде общественно-политического движения, ведущего борьбу за свержение капитализма и построение К., стоят коммунистические и рабочие партии, опирающиеся в своей политике на марксистско-ленинскую теорию (см. Международное рабочее движение).
Наряду с ростом коммунистической системы «вширь» путем присоединения в результате социалистических революций все новых стран, выпадающих из системы империализма, происходит развитие К. «вглубь»: каждая страна, вставшая на путь социализма, и все социалистическое содружество государств в целом достигают более высоких ступеней социально-экономической зрелости новой формации. Превращение частной капиталистической собственности и других форм частной собственности на средства производства в общественную, социалистическую собственность составляет содержание переходного периода от капитализма к социализму. Ему
«… соответствует и политически переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата» (Маркс К., там же, т. 19, с. 27). Исторический опыт подтвердил предвидение классиков марксизма-ленинизма о единстве ряда общих закономерностей социалистического строительства в разных странах, проявляющихся при многообразии путей, форм и методов осуществления социалистических преобразований. К ним относятся: руководство трудящимися массами со стороны рабочего класса, ядро которого составляет марксистско-ленинская партия в проведении социалистической революции и установлении диктатуры пролетариата, союз рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся, ликвидация капиталистической собственности и установление общественной собственности на основные средства производства и планомерное развитие народного хозяйства, социалистическое преобразование сельского хозяйства, культурная революция и др.
Большинство стран социализма, успешно решив задачи переходного периода, вступили к началу 60-х гг. в социалистическую фазу развития коммунистической формации и выдвинули задачу создания развитого социалистического общества. СССР, который вступил в фазу социализма в 30-х гг. и построил развитое социалистическое общество в 60-х гг., осуществляет коммунистическое строительство. Новая формация достигла таких исторических рубежей, когда процесс ее развития стал уже необратимым. Но и на этом этапе сохраняется необходимость решительного отпора попыткам мирового империализма подорвать основы социалистической государственности, сорвать строительство нового общества в тех или иных странах, реставрировать капитализм. Трудности в развитии новой формации порождаются не только давлением империализма извне и мелкобуржуазной стихии изнутри, но и объективной сложностью задач строительства нового общества в странах, различных по своему экономическому уровню, социальной структуре и т.д. Однако общность социально-экономического строя, совпадение коренных интересов и целей стран, входящих в мировую систему социализма, создают условия для преодоления имеющихся трудностей в развитии новой формации, укрепления единства социалистических стран на принципах марксизма-ленинизма и пролетарского интернационализма.
Коммунистическая формация в первой своей фазе предстаёт в том её виде, в каком она после долгих мук родов «… только что выходит как раз из капиталистического общества и… поэтому во всех отношениях, в экономическом, нравственном и умственном сохраняет еще родимые пятна старого общества…»
(там же, с. 18). Исторический генезис (происхождение) высшей фазы К. иной: она представляет собой такой вид нового общества, которое развилось на собственной основе, т. е. сложилось на базе совершенствования экономических отношений социализма и уже вполне освободилось от следов капитализма. По определению В. И. Ленина, социализм и высшая фаза К. выступают
«… ступенями экономической зрелости коммунизма» (Полное собрание сочинений, 5 изд., т. 33, с. 98). Различия между двумя фазами проявляются, прежде всего, в различиях уровней развития общественного производства и не сводятся только к способу распределения. Однако это — различия в рамках единой общественно-экономической формации-коммунистической. Понятие К. применимо к характеристике социализма, «поскольку общей собственностью становятся средства производства…».
Но «… это не полный коммунизм», ибо «… на первой своей ступени коммунизм не может еще быть экономически вполне зрелым…» (там же).
К. отличается от социализма, прежде всего зрелостью, развитостью экономической основы новой общественно-экономической формации — производительных сил и производственных отношений. Это «… социалистическое общество в развернутом виде…»,
«… высшая ступень социализма» (там же, т. 36, с. 65. т. 45, с. 263). Когда новая формация вполне созреет, социализм превратится в полный К.
Общие черты и различия двух фаз коммунистической формации сводятся к следующему. На высшей фазе К. получат дальнейшее развитие некоторые закономерности, существенные признаки социализма, характерные для коммунистической формации в целом. Это: общественная собственность на средства производства, отношения сотрудничества и взаимопомощи, сознательная дисциплина труда, плановое ведение народного хозяйства подчинение экономического и культурного прогресса общества целям достижения полного благосостояния и всестороннего развития всех его членов, социальное единство общества на базе общности коренных интересов трудящихся, марксистско-ленинской идеологии, управление общественными делами, осуществляемое на основе научного познания экономических законов и принципов коммунистического мировоззрения. Сохранятся и упрочатся такие исторические завоевания социализма, как всеобщность труда, свобода от эксплуатации, от всех форм социального порабощения и национального гнета.
Другие существенные черты социализма, связанные с особенностями развития новой формации еще не на своей собственной основе, постепенно отпадут при полном К. или в процессе его становления. Две социалистических формы общественной собственности — государственная и кооперативная разовьются, преобразуются в единую коммунистическую, от распределения по труду общество перейдёт к распределению по потребностям, политические и правовые элементы надстройки, которые обеспечивают функционирование социалистического базиса, эволюцию общества к К. станут ненужными и исчезнут. При определенных материальных и духовных предпосылках, в процессе длительной преобразовательной работы постепенно будут полностью преодолены пережитки в экономике и сознании людей, доставшиеся в наследство от капитализма. Новое общество приобретёт и ряд свойств, характерных признаков, прежде всего в системе экономических отношений, которых не может быть при социализме. К ним относятся изобилие материальных и духовных благ, полное социальное равенство, всестороннее развитие работников производства, общественное самоуправление, труд на общество, как первая жизненная потребность членов общества, распределение по потребностям.
Характерные черты К. возникают в результате развития основ социализма. Капитализм даже на своей высшей стадии не создаёт ещё объективной основы, с которой общество может начать движение к высшей фазе коммунизма. С другой стороны, общество, построившее социализм, не может остановиться на этой ступени.
«… Социализм, — указывал Ленин, — неизбежно должен постепенно перерасти в коммунизм…» (там же, т. 31, с. 180). Но необходимые для этого условия складываются не сразу: К. «… может развиваться лишь тогда, когда вполне упрочится социализм»
(там же, т. 40, с. 33). Опыт Советского Союза и других социалистических стран показывает, что только в результате полной и окончательной победы социализма, построения развитого социалистического общества, создаются условия для успешного строительства К. Путь к высшей фазе К. лежит через раскрытие и использование возможностей и преимуществ социалистического способа производства. В этом главная отличительная черта диалектики перехода к К.
Поступательное движение общества к К. организует и направляет Коммунистическая партия. Основное содержание и главные проблемы коммунистического строительства раскрыты в Программе Коммунистической партии Советского Союза, принятой 22-м съездом партии (1961). Переход к К. — длительный процесс общественно-экономического развития социализма, включающий ряд последовательных этапов. Движущей силой развития общества выступает не борьба классов, а сотрудничество, взаимопомощь, соревнование свободных от эксплуатации людей, не частный, а общественный интерес. К. создается в условиях, когда нет антагонистических классов, когда рабочий класс, занимающий ведущее положение в системе социалистических производственных отношений и играющий ведущую роль в строительстве К., кооперированное крестьянство, интеллигенция сплочены вокруг Коммунистической партии, ведущей трудящихся к победе К. Перерастание социализма в К. — качественно новый тип общественного прогресса. Коммунистическое строительство в каждой социалистической стране — органическая часть единого мирового революционного процесса перехода человечества от капитализма к К. На его темпы и масштабы оказывают влияние развитие мировой социалистической системы, борьба международного рабочего класса, развитие национально-освободительного движения, противоречия мирового капитализма.
Вопрос об исторической тенденции развития социализма, перерастании его в полный К., уже решаемый на практике в СССР и некоторых других социалистических странах, становится узловым вопросом идеологической борьбы. Проповедники «теории конвергенции двух систем»
пытаются представить социализм как строй якобы эволюционизирующий к капитализму. по их утверждениям, оптимальный общественный строй, «обновленный» капитализм, а не коммунизм — будущее социалистического общества (см. Конвергенции теория). Несостоятельными являются также попытки идеологов буржуазного и мелкобуржуазного социализма изобразить социалистический строй и К. как альтернативные, взаимоисключающие линии общественной эволюции, доказать возможность
«социализма без коммунизма», прежде всего без перехода власти в руки трудящихся при руководящей роли рабочего класса и его политического авангарда, без общенародной собственности на средства производства, без марксистско-ленинской идеологии, без руководящей роли Коммунистической партии. Правые ревизионисты выдвигают тезис о
«преждевременности» строительства К. в современную эпоху. «Левые» ревизионисты пытаются представить социализм как необязательный этап развития, который можно-де и нужно миновать, отрицают принцип материальной заинтересованности, хозрасчет и т.д. Все антинаучные антикоммунистические трактовки социализма и К. сходятся в одном: они отрицают коренной вывод марксизма-ленинизма о неизбежном постепенном перерастании социализма в К. (см. Антикоммунизм).
Коммунизм — высшая фаза коммунистического общества. Главное материальное условие реализации принципов К. составляет высшая по сравнению с капитализмом производительность общественного труда. Решающими факторами достижения соответствующей К. производительности труда выступают повышение научно-технической оснащенности труда на основе гигантского роста производительных сил, приводящего к качественно новой ступени в их развитии — к созданию материально-технической базы К. — высшая организация труда, производства и управления и рост научно-технической подготовленности самих работников производства, их квалификации. Построение материально-технической базы К. определено в Программе КПСС в качестве главной экономической задачи партии
и советского народа на современном этапе развития СССР. Построение такой базы предполагает органическое соединение достижений современной научно-технической революции с преимуществами социализма и связано с коренными изменениями в орудиях труда и технологии производства (осуществление комплексной механизации и переход к массовому применению автоматических систем машин), в энергетике (полная электрификация страны и широкое использование новых видов энергии), в предметах труда (разработка более экономичных видов сырья и материалов и создание новых видов предметов труда с заранее заданными свойствами) в формах приложения науки к производству (превращение науки в непосредственную производительную силу общества), в организации производства и управления (внедрение научной организации труда, переход к управлению с использованием электронно-вычислительных машин, кибернетизация производства), в отношении к природной среде (охрана природы и рациональное использование природных ресурсов).
На высшей фазе К., когда «… исчезнет порабощающее человека подчинение его разделению труда,… исчезнет вместе с этим противоположность умственного и физического труда» (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 20), будут созданы предпосылки и материальная основа для постепенного перерастания социалистического труда в труд коммунистический. Развитие экономики, науки, техники, культуры, системы образования, подъем народного благосостояния, улучшение условий труда, его облегчение — все это расширяет объективные возможности для труда по способностям, создает более благоприятные условия для применения способностей каждого, из развития. С прогрессом производительных сил социалистического общества, опирающимися на достижения научно-технической революции, исчезает тяжелый и неквалифицированный физический и монотонный умственный труд, в полной мере преодолеваются различия между индустриальным и сельскохозяйственным трудом с точки зрения его научно-технической оснащенности. Умственный и физический труд органически соединяются в производственной деятельности людей, возрастают содержательность и творческие функции труда независимо от конкретной сферы его приложения.
На базе совершенствования экономических отношений устраняются остатки старого разделения труда, обуславливающие при социализме социальные различия (различия между классами социалистического общества, социально-экономические различия между городом и деревней, между людьми физического и умственного труда. В этих новых условиях исходным моментом специализации работника в рамках сохраняющегося профессионального распределения труда, связанного теперь с приложением главным образом научно-технических знаний к производству, становится общая культура, всестороннее развитие индивида, для которого труд по способности — первая жизненная потребность.
Преодолеваются последствия узкого профессионализма, полностью уничтожается на новой производственной основе порабощающее человека подчинение его разделению труда, отчуждение духовных потенций труда от работника. Условия для всестороннего развития личности обеспечиваются доступностью для всех членов общества средств образования, научного, эстетического и физического совершенствования, ростом жизненного уровня трудящихся, сокращением рабочего дня на основе высокопроизводительного труда, рациональным использованием свободного времени. Вследствие изменения характера труда и роста его производительности работа в сфере материального производства потребует от общества относительно меньшего времени и будет совершаться при условиях, наиболее достойных человека и дающих простор для всестороннего развития и приложения его способностей.
Процесс строительства материально-технической базы К. органически связан с совершенствованием социалистических производственных отношений, их перерастанием в коммунистические. В ходе развития социалистической экономики непрерывно возрастает масса средств производства, находящихся в государственной, общенародной собственности, повышается уровень их экономического обобществления путём усиления концентрации производства, создания крупных хозяйственных объединений, специализации и кооперирования, расширяется сфера государственной собственности в народном хозяйстве благодаря растущему сближению двух форм социалистической собственности — государственной и кооперативной на базе совершенствования каждой. Совершенствование экономических отношений социализма ведет к сближению рабочего класса, кооперированного крестьянства, интеллигенции, укреплению социального единства народа на основе марксистско-ленинской идеологии, выражающей интересы и коммунистические идеалы рабочего класса, и в конечной перспективе — к созданию общества без классов.
За годы социалистического строительства в СССР возникла новая историческая общность людей — советский народ. В рамках коммунистических производственных отношений объективно устраняется противопоставление личного и коллективного общественному, всенародному и обеспечивается единство общественных и личных интересов на базе полного социального равенства. Отличительные признаки этого равенства — ликвидация классовых и социальных различий, устранение любого предпочтения в потреблении и владении. Позитивное содержание коммунистического равенства раскрывается через положение человека в системе общественного производства, через отношение людей: к материальным условиям труда, средствам производства, составляющим общественное достояние (все члены общества обладают высокой квалификацией и работают безвозмездно и добровольно, в полную меру своих способностей, применяя их с наибольшей пользой для общества). к трудовому процессу (все члены общества активно участвуют в управлении общественными делами, а контроль над непосредственным процессом труда осуществляют сами участвующие в нём работники в соответствии с принятым обществом планом). к результату труда, общественному продукту, который принадлежит всему обществу (каждый черпает из общественных фондов всё необходимое для полного удовлетворения своих потребностей в средствах к жизни и всестороннего развития).
Материальная заинтересованность трудящихся используется в процессе строительства К. как важнейший принцип. Оплата по труду остается основным источником удовлетворения потребностей членов общества. Этот принцип исчерпает себя экономически, когда будет достигнуто изобилие материальных благ, а труд превратится в первую жизненную потребность. Совершенствование социалистической системы распределения — оплаты по труду в сочетании с распределением через общественные фондытаков путь к распределению по потребностям. С перерастанием социалистических производственных отношений в коммунистические связано использование товарно-денежных отношений, надобность в которых отпадёт лишь на высшей фазе К., когда будет ликвидирована социально-экономическая неоднородность труда и появится возможность измерять затраты труда не в стоимостной форме, а непосредственно — путём подсчёта рабочего времени. В период коммунистического строительства используются экономические стимулы, совершенствуются товарно-денежные отношения при всемерном усилении роли и значения моральных стимулов к труду.
Прогресс коммунистической формации в материальном производстве порождает потребность в постоянном всестороннем совершенствовании человека и определяет расцвет духовной жизни нового общества. В отличие от «собственно материального производства»,
которое и при К. «все же остается царством необходимости», духовная жизнь развитого коммунистического общества, расцветшая в условиях изобилия на базе высокопроизводительного труда, будет представлять, по определению К. Маркса, «истинное царство свободы»,
где развитие человеческих сил — самоцель (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 25, ч. 2, с. 387). Развитие способностей общества в целом при К. совпадает с развитием каждого отдельного члена общества, тогда как в антагонистических формациях оно совершалось в ущерб большинству трудящихся классов. Развитие индивидуальности при К. действительно свободно в утверждении гармоничных отношений между личностью и обществом, здесь свободное развитие каждого — условие свободного развития всех. Каждому предоставлена возможность пользоваться благами и ценностями культуры и создавать их в соответствии со своими наклонностями и способностями. Решение проблемы свободы духовного развития личности предполагает наряду с обеспечением материальных условий и достижение высокого уровня культуры, образованности и сознательности народа, утверждение коммунистического мировоззрения и нравственности в качестве содержания общественного сознания. В период строительства К. важнейшее значение приобретает идеологическая работа Коммунистической партии в массах, выдвигается и решается задача формирования научного коммунистического мировоззрения всего народа, воспитание нового, коммунистического отношения к труду. Этот процесс протекает в острой идеологической борьбе с чуждыми социализму идейными влияниями, с пережитками капитализма в сознании людей.
Главным и необходимым орудием построения К. выступает социалистическое государство, с помощью которого трудящиеся управляют производством, направляют его развитие в интересах всего общества, осуществляют контроль за мерой труда и мерой потребления, защищают свои социальные завоевания от враждебных классов извне и от
«… тунеядцев, баричей, мошенников и тому подобных &bdquo.хранителей традиций капитализма»…» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 33, с. 102). С построением социализма государство диктатуры пролетариата превращается в политическую организацию всего народа при руководящей роли рабочего класса во главе с его политическим авангардом — Коммунистической партией. Политическая основа общества, строящего К., — союз рабочего класса и крестьянства. В период строительства К. управление общественными делами, всей жизнью общества имеет политический характер и предполагает учет интересов, как всего народа, так и составляющих его дружественных классов и социальных групп.
Главные направления развития государственности в период создания К. — развитие и совершенствование социалистической демократии, укрепление сознательной дисциплины и повышение чувства ответственности всех граждан, их активное участие в управлении государством, в руководстве хозяйственным и культурным строительством, улучшение работы государственного аппарата и усиление народного контроля за его деятельностью, укрепление законности и правопорядка. Всемерно развиваются демократические основы управления, усиливается роль общественных организаций трудящихся. Все процессы создания нового общества в материальной и духовной сферах могут протекать успешно, если усилия масс на решение задач строительства К. организует и направляет Коммунистическая партия, вооружённая передовой теорией. Социалистическое государство сохраняется до полной победы К.
С построением развитого коммунистического общества, когда все его члены будут вовлечены в управление общественными делами, когда соблюдение единых общепризнанных правил коммунистического общежития станет внутренней потребностью и привычкой каждого, когда забота об общественном достоянии, всеобщий труд по способностям, высокая трудовая дисциплина станут естественной нормой поведения, вмешательство государственной власти в общественные отношения станет излишним, и политическое управление людьми будет заменено распоряжением вещами и руководством процессами производства. Социалистическая государственность разовьётся в коммунистическое общественное самоуправление. Хозяйственная организаторская деятельность в масштабе всего общества, отдельных отраслей и предприятий, которую при социализме осуществляет государство, по необходимости сохранится и при К. Усиление экономической роли государства, совершенствование методов хозяйственного руководства и планирования, системы управления экономикой представляет существенный элемент в создании экономической организации К. Оно подготавливает механизм управления производством для нового общества, где органы планирования и учёта, руководства хозяйством и развитием культуры станут органами общественного самоуправления.
Развитие демократического централизма в управлении производством и во всех областях общественной жизни на базе материальных условий К. сделает, в конце концов, излишним особый аппарат политической власти. Но отмирание государства зависит и от внешних условий существования коммунистического общества. Пока в части мира будет существовать капитализм, остается надобность в особом, государственном органе для защиты завоеваний К. Марксистско-ленинской наукой доказано, что победе К. во всемирном масштабе может предшествовать постепенное установление основ этого строя в одной или ряде социалистических стран. Необходимые внешнеполитические условия для перехода к К.: развитие и укрепление мировой системы социализма, классовая солидарность с народами, борющимися против империализма за своё социальное и национальное освобождение, обеспечение международного мира, защита социалистических завоеваний от посягательств мирового империализма.
При К. на основе полной общности экономических, политических и духовных интересов, братской дружбы и сотрудничества коммунистические нации все более будут сближаться между собой, пока, наконец, не произойдет их добровольное слияние в высшую, объединяющую все народы коммунистическую общность людей, всего человечества. Экономические основы для такого сближения вызревают постепенно в недрах мировой системы социализма: выравнивается общий уровень экономического и культурного развития стран, усиливается социалистическая экономическая интеграция, совершенствуется система международного социалистического труда, развивается тенденция к созданию в будущем мирового коммунистического хозяйства, регулируемого по единому плану.
В коммунистической формации заложена возможность безграничного прогресса материального производства, духовной культуры, улучшения жизни людей, совершенствования личности. Историческое развитие человеческого общества уже не будет идти путём смены одной формации другой, более высокой формацией. Коммунизм — высшая и последняя общественно-экономическая формация, в рамках которой развернётся подлинная история человечества.
Лит.: Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. И., О научном коммунизме, М., 1963. Маркс К. и Энгельс Ф., Немецкая идеология, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3. их же, Манифест Коммунистической партии, там же, т. 4. Маркс К., Капитал, т. 1-3, там же, т. 23-25. его же, Критика Готской программы, там же, т. 19. Энгельс Ф., Принципы коммунизма, там же, т. 4. его же, Анти-Дюринг, там же, т. 20. его же, Происхождение семьи, частной собственности и государства, там же, т. 21. Маркс К., Экономическо-философские рукописи 1844 года, там же, т. 41. Ленин В. И., Государство и революция, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 33. его же, Очередные задачи Советской власти, там же, т. 36. его же, О
«левом» ребячестве и о мелкобуржуазности, там же: его же. Великий почин, там же, т. 39. его же, Экономика и политика в эпоху диктатуры пролетариата, там же, т. 39: его же, Задачи союзов молодежи, там же, т. 41. его же, О кооперации, там же, т. 45. его же, О нашей революции, там же. его же, Как нам реорганизовать Рабкрин, там же. его же, Лучше меньше, да лучше, там же (см. также Справочный том, ч. 1, с. 248-49). Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, М., 1964. Программа КПСС, М., 1971, Материалы XXIII съезда КПСС, М., 1966. Материалы XXIV съезда КПСС, М., 1971. Задачи борьбы против империализма на современном этапе и единство действий коммунистических и рабочих партий всех антиимпериалистических сил, М., 1969. Брежнев Л. И., Ленинским курсом.
Речи и статьи, т. 1-3, М., 1970-72. его же, О пятидесятилетии Союза Советских Социалистических Республик, М., 1972. Суслов М. А., Избранное. Речи и статьи, М., 1972. Волгин В. П., Очерки по истории социализма, 4 изд., М. — Л., 1935. Коммунизм и культура. Закономерности формирования и развития новой культуры, М., 1966. Экономические закономерности перерастания социализма в коммунизм, М., 1967. Курылев А. К., Коммунизм и равенство, М., 1971. Проблемы развития социализма. Международные дискуссии марксистов, Прага, 1971. Леонтьев Л. А., Экономические проблемы развитого социализма, М., 1972. Многостороннее экономическое сотрудничество социалистических государств. (Сб. документов), 2 изд., М., 1972. Федосеев П. Н., Марксизм в XX веке. Маркс, Энгельс, Ленин и современность, М., 1972.
Е. Г. Панфилов.

РубрикиК